Корка граната применение: полезные свойства и применение гранатовой корки

Содержание

полезные свойства и применение гранатовой корки

Околоплодник граната, называемый кожурой или коркой, представляет из себя твердую, а в спелом виде почти сухую, оболочку плода граната, покрывающую сами ягоды, предохраняющую их от внешнего воздействия, выполняя роль естественной упаковки. Кожура граната для многих представляет из себя мусор и после выковыривания ягод, оказывается в мусорном пакете. Но так ли это, давайте разберемся.

Кожуру граната используют в лечебных целях с давних времен. Её применяют при лечении поноса, для избавления от глистов и обеззараживания ран. Однако, гранатовая корка не безвредна и нужно в точности соблюдать рецептуру и дозировки препаратов на её основе. В ней содержатся до 5% алкалоидов — ядовитых органических соединений, которые при большом количестве вызывают слабость, головокружение, возможны рвота, судороги, снижение зрения.

В кожуре граната имеются дубильные вещества в значительном количестве — порядка 30%. Благодаря этому корку используют при кишечных расстройствах. Наличие природных антиоксидантов — растительных полифенолов, позволяет применять гранатовую кожуру для лечения дизентерии. Для этих целей в народной медицине из корки граната готовят отвар.

Отвар из гранатовой кожуры

Рекомендуем по теме

Для приготовления отвара из гранатовой кожуры нужно предварительно подготовить сырье. Для этого понадобится спелые плоды граната, его необходимо очистить, и корки промыть. Для отвара используется только окрашенная часть, белую рыхлую мякоть необходимо удалить, так как она не представляет ценности. Очищенные и промытые корки необходимо просушить, а затем убрать для хранения в закрытую ёмкость, чтобы не допустить их порчу и загрязнение.

Чтобы приготовить отвар, перетрите ранее подготовленную кожуру в блендере до сыпучего состояния. Одну чайную ложку полученного порошка ложку залейте 200 граммами кипящей воды и варите 15 минут на водяной бане, затем необходимо настоять раствор 40 минут.

Такой отвар из гранатовой кожуры принимают в охлажденном виде при поносе 4 раза в день по чайной ложке, до тех пока пока недуг не отступит. В скором времени должны наступить улучшения, а через два дня пищеварение должно нормализоваться. Кожура довольно аллергенна, и по этой причине давать отвар детям при поносе нужно с большей осторожностью и не более половины чайной ложки трижды в день. Известно ли вам, что есть гранат с косточками может быть опасно?

Отвар гранатовой кожуры успешно используется для избавления от ленточных глистов. Это самое популярное его применение в народной медицине. В корке содержатся алкалоиды: пельтьерин, изопельтьерин, метилизопельтьерин, присутствия которых не выдерживают кишечные паразиты.

Отвар от глистов

Для приготовления отвара от глистов понадобится 50 грамм измельченных корок граната. Их необходимо залить 400 граммами прохладной воды и дать настояться в течение 6 часов. Затем кипятите настой до тех пор, пока не испарится половина жидкости. Отфильтруйте отвар и пейте утром натощак небольшими порциями в течение часа. Под действием алкалоидов глисты погибнут и для их скорейшего вывода необходимо принять слабительное, чтобы мертвые паразиты не спровоцировали интоксикацию.

Кожура граната при ожогах

Гранат и его кожура нашли применение при ожогах, с целью их заживления. Для снятия воспаления и ускорения процессов регенерации кожи необходимо протереть место поражения разбавленным водой гранатовым соком. Затем измельченными в порошок корками граната нужно засыпать рану. Образуется корочка, под которой начнется процесс выздоровления.

Отвар из гранатовой кожуры нельзя применять совместно ни с какими лекарствами и иными препаратами. При отсутствии опыта самолечением заниматься опасно. Применение описанных выше процедур противопоказано при хронических запорах, геморрое, гепатите и стром нефрите. Не пренебрегайте консультациями специалистов.

Гранатовая кожура: полезные свойства, применение, отвар

Польза граната для улучшения состава крови, повышения иммунитета известна всем. Но многие, не задумываясь, выбрасывают гранатовую кожуру, не подозревая о ее полезных свойствах.

Хотя о пользе кожуры граната было известно со времен Гиппократа. Толченой коркой засыпали ожоговые и гнойные раны, настоем поили при желудочно-кишечных заболеваниях.

Химический состав

Изучением химического состава гранатовой шкурки занимаются ученые разных стран. Исследования китайских ученых утверждают, что кожура граната по содержанию антиоксидантов обогнала гранатовые зерна в два раза.

Содержащиеся в ней вещества можно разделить на основные группы:

  • дубильные вещества;
  • минералы и микроэлементы;
  • антиоксиданты;
  • кислоты.

Танины и катехины, относящиеся к дубильным веществам, составляют около 30 процентов полезных веществ шкурок. Именно они вызывают вяжущее действие и терпкий вкус.

Все минералы и микроэлементы даже трудно перечислить. Но с уверенностью можно сказать, что в корках граната присутствуют все основные элементы, необходимые человеческому организму.

Необходимо упомянуть железо, калий и кальций, марганец и цинк, медь и селен, магний и кобальт.

Полифенолы, флавоноиды, принадлежащие к антиоксидантам, защищают организм, очищая сосуды от холестерина низкой плотности. Поэтому употребление настоя из гранатовых корок благотворно влияет на работу сердца.

В наибольшем количестве в шкурках представлена урсоловая кислота. В состав корок входят также лейцин, лизин, треонин, витамины E, группа B.

Кожура содержит витамины и минералы, дубильные вещества и антиоксиданты

Польза шкурок

Основным полезным свойством корок граната является вяжущее средство, используемое при диарее, отравлениях и болезнях ЖКТ. При этом полезная микрофлора кишечника не страдает.

Одновременно антиоксиданты, присутствующие в кожуре, выводят вредные вещества из организма. Очищающее действие оказывает лекарство из гранатовой шкурки и на печень.

Антимикробное, противовоспалительное действие используется при заболеваниях полости рта, воспалении горла.

Народная медицина применяет отвар гранатовых корок для избавления от глистов, но официальная медицина не подтверждает эффективность средства.

Многих женщин заинтересует, что кожура оказывает косметологическое действие:

  • увлажняющее действие на кожу;
  • защита кожи от ультрафиолета;
  • предотвращение старения кожи;
  • предотвращение выпадения волос и образования перхоти.

Маска из кожуры граната:

Противопоказания

Основанием отказа от лечения гранатовой кожурой служат такие заболевания:

  • аллергия на составляющие;
  • запоры;
  • гепатит;
  • геморрой.

При лечении настоями или отварами кожуры нельзя принимать антигистаминные препараты, алкоголь. Наличие в корках алкалоидов требует тщательного соблюдения дозировки, чтобы не допустить отравления.

Полезные и лечебные свойства

Свойства кожуры используются для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта:

  • диареи;
  • дисбактериоза;
  • колитов;
  • язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

Настой корок граната оказывает положительный эффект при лечении аритмии сердца, заболевании печени. Он используется для повышения гемоглобина, очистки сосудов от холестерина.

Новейшие исследования американских ученых доказали противораковые свойства антиоксидантов, присутствующих в кожуре. Важную роль они играют для профилактики рака кожи.

Порошок из сухих корок издавна используется для лечения ран, в том числе гнойных, ожогов, трофических язв.

Средства из кожуры применяют для лечения заболеваний ЖКТ, окологии, ожогов и т.д.

Применение при беременности

При беременности нежелателен прием лекарственных препаратов, поэтому отвар из кожуры граната поможет в борьбе с заболеваниями горла и ротовой полости. При расстройстве кишечника отвар избавит от поноса и болевых ощущений.

Для приготовления отвара потребуется 20 грамм сухой кожуры и полтора стакана кипятка. Корку мелко измельчают и заливают стаканом кипятка.

На маленьком огне отвар кипятят полчаса. Процеженный отвар доливают кипятком до одного стакана. Принимают по две чайные ложки несколько раз в день, но не более пяти.

Рецепты с гранатовой кожурой: отвары, настои, порошок

Кожура граната используется в виде настоя, отвара или порошка.

При кишечных расстройствах отвар готовят из одной столовой ложки сухих шкурок, отваренных на маленьком огне в полулитре кипятка в течение десяти минут. Отвар заливают в термос и настаивают два часа. Принимают перед едой три раза в день по 50 мл.

Для детей до семи лет дозировку уменьшают до одной чайной ложки. Грудным детям лекарство дают три раза в день, а старшим детям — 4-5 раз. Подросткам можно давать по столовой ложке три раза в день.

Для полосканий горла 20 грамм корок кипятят пять минут в стакане воды, затем настаивают в термосе около часа. Количество полосканий — пять раз в сутки на протяжении недели.

Чай из заваренных гранатовых корок помогает при кашле, особенно хроническом. Заваривать можно как сухие, так и свежие корки.

Из кожуры граната готовят отвар, настой и порошок из сушеных корок

Чай получается бледного цвета, советуем подсластить его медом, ароматизировать мятой, лимоном. В течение дня выпивают стакан чая небольшими порциями.

Для борьбы с глистами народные целители рекомендуют следующий рецепт: необходимо взять 50 грамм корочек и залить пол-литра холодной воды, настоять шесть часов.

Кипятят на слабом огне до тех пор, пока количество жидкости не уменьшится вдвое. Отвар процеживают и выпивают на голодный желудок в течение часа небольшими порциями. Спустя полчаса необходимо принять слабительное.

Сухие корки измельчают в кофемолке или в ступке: ими присыпают раны, ожоги.

Порошок из корок принимают внутрь при маточных кровотечениях, обильных месячных по чайной ложке с водой два раза в день.

Заготовленные впрок сухие корочки граната, предварительно очищенные от белой внутренней кожуры, станут полезным дополнением в домашней аптечке.

Отвар из них придет на выручку при внезапном расстройстве, ожогах и ранах, если нет возможности купить лекарственные препараты или они противопоказаны.

Чтобы не допустить отравления алкалоидами, необходимо соблюдать дозировку при приготовлении и применении отвара.

применение и противопоказания, чем полезны, отзывы

Применение гранатовых корок и противопоказания — интересный вопрос с точки зрения народной медицины. Из кожуры гранатовых плодов можно приготовить немало полезных для здоровья средств, но перед этим нужно изучить правила и способы применения.

Можно ли пить гранатовые корки

Корки граната вовсе не обязательно выбрасывать, они также годятся для употребления вовнутрь. Из правильно высушенной кожуры можно приготовить множество напитков, снимающих симптомы хронических и острых заболеваний. При употреблении корок необходимо соблюдать некоторые правила, и разрешено такое лечебное средство не всем. Но для большинства людей применение продукта будет оправданным и очень полезным.

Состав гранатовых корок

Ценность гранатовым корочкам придает химический состав, в котором присутствуют:

  • витамины В1, В2, В5, В6 и В9;
  • витамины А и Е;
  • аскорбиновая кислота и ниацин;
  • калий, магний и фосфор;
  • железо, кальций и натрий;
  • жирные кислоты насыщенного типа;
  • дисахариды и моносахариды;
  • зола и клетчатка;
  • органические кислоты;
  • бета-каротин.

В основном состав корок представлен углеводами, их в продукте присутствует около 14 г. Еще 0,7 г приходится на долю белков, и 0,6 г занимают жиры. Калорийность продукта равна 72 ккал на 100 г, однако фактическая питательность корок намного ниже, употребляют их в минимальных количествах.

Чем полезна кожура граната

Полезные свойства корок граната в народной медицине заключаются в том, что продукт:

  • способствует снижению плохого холестерина, укрепляет сосуды и способствует очищению печени;
  • выводит из тканей лишние жидкости, токсичные вещества и шлаки;
  • укрепляет сердце и защищает его от развития тяжелых недугов;
  • повышает иммунную сопротивляемость и защищает организм от простудных заболеваний и инфекций;
  • нормализует работу пищеварения и помогает при большинстве желудочных и кишечных расстройств;
  • замедляет воспалительные процессы в организме и устраняет бактерии;
  • благотворно воздействует на нервную систему, улучшает тонус и поднимает настроение.

Принимать корки полезно для разжижения крови и профилактики тромбоза. Благодаря наличию антиоксидантов в своем составе кожура служит хорошим противораковым профилактическим средством.

Чем полезны корки граната для женщин

Корки граната обладают особенной пользой для женского организма. Прежде всего, рекомендовано применение корочек при болезненных и обильных месячных. Корки облегчают боль и восстанавливают баланс полезных веществ в организме, снижают объемы выделений. Принесет кожура пользу и в период климакса, на фоне ее применения неприятные симптомы сократятся, а эмоциональный фон станет ровнее.

Высоко ценятся диетические свойства гранатовой кожуры. Применение настоев и отваров на ее основе приносит пользу во время похудения, корки помогают вывести шлаки и очистить кишечник, что способствует снижению веса.

Чем полезны гранатовые корки для мужчин

Применение сырья рекомендовано и мужчинам. Прежде всего, продукт помогает предотвратить развитие инфарктов и инсультов, снижает риск появления атеросклероза и защищает от разрушения печень. Все это крайне полезно для мужчин, особенно подверженных заболеваниям сердца и сосудов после 35 лет.

Также гранатовые корки улучшают состояние репродуктивной системы. С их помощью можно быстрее справиться с воспалениями половой сферы, также применение кожуры граната помогает вернуть потенцию и здоровое либидо.

Чем полезны корки граната для детей

Особенная ценность гранатовой кожуры состоит в том, что отвары и напитки на ее основе разрешены даже для младенцев. Уже после 1 года жизни ребенку можно предлагать домашние лекарственные средства, они помогут укрепить иммунитет и устранят диарею. Детям часто дают гранатовую кожуру от глистов.

Но при этом дозировка для ребенка должна быть очень небольшой, всего по 5 мл отвара не чаще, чем трижды в день. После 5 лет дозировку можно постепенно увеличивать.

Внимание! Корки граната нередко вызывают аллергию и обладают другими противопоказаниями, поэтому предлагать их детям можно только после консультации с врачом.

Как сушить гранатовые корки

Для приготовления отваров и настоев применяются сушеные корки, долго сохраняющие полезные свойства. Но для того, чтобы в сырье остался максимум витаминов и микроэлементов, сушить его необходимо правильно.

  • Для сушки и лекарственного применения лучше всего подходят гранаты, появляющиеся на прилавках магазинов осенью, именно в это время начинается основной сезон, и гранаты могут похвастаться максимальной сочностью и спелостью.
  • Плоды лучше выбирать среднего размера, увесистые, с плотной гладкой кожицей без вмятин и трещин, с равномерным окрасом без пятен.
  • Гранат необходимо как следует вымыть, просушить, а потом снять кожуру с целого плода или с нарезанных долек. Кожуру нужно аккуратно отделить от околоплодника при помощи ножа.

После этого шкурки аккуратно раскладывают на салфетке равномерным слоем и прикрывают тонкой марлей. Сушить корки нужно в сухом, теплом и хорошо проветриваемом месте на протяжении 7-10 дней. Ежедневно шкурки следует осматривать на предмет появления влаги, ее быть не должно, поскольку тогда корки начнут гнить.

Совет! Также высушить сырье можно в специальной сушилке для фруктов и овощей, выставив температуру около 40 °С.

Что можно сделать с кожурой граната

Полезные свойства гранатовых корок и рецепты на их основе подходят для терапии многих недугов. Обычно из сырья готовят целебные напитки, также кожуру можно измельчать до состояния порошка. В таком случае сухое сырье подойдет для приготовления домашних мазей.

Отвар из гранатовых корок

Самое распространенное и простое средство на основе корок — это лекарственный отвар. Для его приготовления нужно взять 3 большие ложки мелко порубленных корок, залить их 500 мл воды, прокипятить четверть часа и остудить. Средство настаивают около получаса, потом процеживают и пьют по рецептам — применение отвара хорошо помогает при желудочных и воспалительных недугах.

Настой из гранатовых корок

Еще одно эффективное средство — это настой на целебном сырье. Для его приготовления маленькую ложечку измельченных корок нужно залить стаканом кипятка и настоять пару часов. Процеженное средство пьют согласно рецептам, обычно в количестве половины стакана. Настой хорошо помогает при расстройстве желудка и других недугах.

Ингаляция гранатовыми корками

Способы лечения полезными свойствами кожуры граната не ограничиваются применением напитков. Сырье применяют не только вовнутрь, но и для ингаляций. Около 3 больших ложек измельченного сырья нужно отварить в небольшой кастрюле на протяжении 20 минут, а потом наклониться над емкостью, накрыть голову полотенцем и несколько минут подышать горячим паром.

Процедура принесет пользу, если подходить к ней с осторожностью. Пар не должен обжигать носоглотку, а вдохи нужно делать медленные и неглубокие.

Ароматный чай

На основе гранатовых корок можно приготовить полезный и очень вкусный ароматный чай. Делают его так:

  • крупнолистовой чай смешивают с имбирем и мятой;
  • добавляют к сбору 1 маленькую ложечку гранатовых корок;
  • заливают смесь кипятком и отваривают всего минуту, а потом процеживают.

В готовый напиток по желанию можно добавить мед, а можно выпить его без подсластителей. Применение чая хорошо укрепляет пищеварительную систему, помогает поднять иммунитет и оказывает профилактическое действие, защищая организм от простудных заболеваний.

Порошок

Корки тропического фрукта можно использовать в виде порошка — сухое сырье нужно тщательно растолочь ступкой, измельчить в кофемолке или мясорубке. Применение полезного порошка очень обширно, его можно использовать вместо целых корок для приготовления настоев и отваров.

Также порошок хорошо подходит для создания целебных домашних мазей. Его просто разводят водой до состояния кашицы и наносят на больные места или поврежденные участки кожи.

От чего помогают корки граната

Лечение гранатовыми корками используют при множестве заболеваний. Витамины и минералы в составе корок помогают устранить симптомы острых и хронических недугов, если следовать проверенным рецептам, результат проявится очень быстро.

Гранатовые корки от язвы желудка

Применение настоя на корках оправдано при язвенной болезни желудка — средство оказывает хорошее заживляющее и противовоспалительное действие. Готовят напиток так:

  • 10 г корок заливают стаканом горячей, но не кипящей воды;
  • настаивают на протяжении получаса;
  • фильтруют настой через сложенную марлю.

Остывший напиток употребляют до 5 раз в день по 40 мл натощак. Пить средство нужно не менее недели, суточная дозировка должна составлять около стакана.

Гранатовые корки от гастрита

При хроническом гастрите полезно на постоянной основе употреблять гранатовый чай. Для его приготовления в обычную чайную заварку добавляют пару листочков мяты, щепотку сушеного имбиря и несколько корок граната, а потом заливают кипятком и настаивают полчаса.

Пьют такое средство, как обычный чай, по 1-2 чашки в день. Гранатовая кожура оказывает благотворное воздействие на желудок и помогает избавиться от неприятных симптомов.

Корки граната от кишечной инфекции

При кишечных инфекциях применение корок также приносит пользу. Необходимо:

  • половину стакана сухого сырья залить стаканом горячей воды;
  • настоять на протяжении получаса;
  • остудить настой и всыпать в него 10 г тминовых семечек;
  • залить смесь 100 мл кефира;
  • взбить все компоненты в блендере.

В готовое средство добавляют еще щепотку соли и пьют напиток трижды в день по 50 мл. Продолжать лечение нужно неделю.

Корки граната от глистов

Корочки граната — одно из самых эффективных натуральных глистогонных. Можно воспользоваться рецептом корок граната от паразитов:

  • 50 г порошка из корок залить 400 мл горячей воды;
  • настоять около 6 часов;
  • прокипятить на малом огне, пока половина воды не испарится;
  • остудить и профильтровать.

Пьют средство натощак в объеме половины стакана. Через пару часов после применения употребляют слабительное или делают очистительную клизму, благодаря чему паразиты выходят из кишечника.

Гранатовые корки от кашля

Корочки хорошо разжижают мокроту и помогают откашляться, поэтому их полезно употреблять при простуде и бронхите. Готовят средство так:

  • большую ложку измельченных корок заливают стаканом кипятка;
  • настаивают полчаса;
  • фильтруют.

Принимать напиток нужно в теплом виде по 1 стакану раз в день. Для усиления полезного эффекта от применения можно добавить в настой ложечку натурального меда.

Гранатовые корки от колита

При кишечном колите применение гранатовых корок помогает успокоить боль и снять воспалительные процессы. Хороший эффект приносит такое средство:

  • в прогретую стеклянную посуду засыпают около 20 штук сухих корочек;
  • сырье заливают 200 мл кипящей воды;
  • емкость накрывают крышкой и дают напитку настояться полчаса.

Пить средство нужно четырежды в день всего по 25 мл натощак, продолжать лечение нужно неделю через день. По окончании курса нужно сделать перерыв еще на неделю, а затем, если эффект достигнут не полностью, повторить лечение.

Гранатовые корки при кандидозе

Продукт обладает хорошим противогрибковым действием, его применение полезно при кандидозе. Необходимо приготовить из корок классический отвар, а затем остудить его и провести подмывание.

Уже после первой процедуры зуд при молочнице заметно утихнет. А если использовать средство на постоянной основе, то постепенно уйдут нездоровые выделения.

Корки граната при отравлении

При пищевом отравлении гранатовые корочки не только остановят тошноту и понос, но и помогут вывести из организма токсичные вещества. Будет очень полезным применение целебного настоя, несколько сухих шкурок нужно залить 200 мл кипятка и оставить настаиваться до тех пор, пока вода не приобретет насыщенный бордовый оттенок.

Не фильтруя, настой выпивают за 1 раз в объеме стакана. Через несколько часов средство можно приготовить заново, на тех же самых корках.

Гранатовые корки от ангины

Противовоспалительные свойства продукта делают его ценным средством при ангине. Около 20 г высушенных корочек нужно залить стаканом воды и прокипятить 5 минут, а потом настоять в термосе на протяжении часа и процедить.

Полученным отваром полощут горло до 5 раз в день, а всего применение средства нужно продолжать неделю.

Гранатовые корки от дисбактериоза

При дисбактериозе кишечника применение корок принесет пользу, если приготовить такое средство:

  • 2 маленькие ложечки сухих корочек залить стаканом кипятка;
  • полчаса подержать средство на водяной бане;
  • процедить настой.

Готовое средство употребляют дважды в день по 50 мл натощак в неразбавленном виде. Применение настоя нужно продолжать в течение недели, пока микрофлора кишечника не восстановится.

Гранатовые корки от геморроя

Поскольку шкурки граната укрепляют сосуды и разжижают кровь, их применение полезно при склонности к геморрою. Маленькую ложку измельченного сырья нужно развести всего 1 большой ложкой воды и принимать такую смесь утром натощак и незадолго до сна.

Всего лечение продолжают 5 дней, при необходимости курс можно повторить после перерыва.

Гранатовые корки в гинекологии

Высушенные корочки граната находят свое применение в гинекологии. С их помощью лечат кандидоз и цистит, пользу отвары и настои на основе корочек приносят при менопаузе и болезненных месячных, самочувствие женщины заметно улучшается.

Корки граната помогают даже в лечении бесплодия. Если употреблять настои и отвары из корочек граната на постоянной основе, напитки помогут отрегулировать гормональный фон и тем самым повысят вероятность зачатия.

Употреблять корочки можно внутрь в составе отваров, также практикуют применение своеобразных ингаляций для репродуктивных органов. Ежедневно на протяжении месяца по 10-15 минут нужно сидеть над горячим отваром, от которого поднимается целебный пар.

Гранатовые корки от ожогов

Заживляющие свойства корочек находят свое применение при ожогах, кожура граната способствует быстрому восстановлению кожных покровов. Используют средство очень просто — протирают обожженные участки свежим настоем на корках, а потом присыпают больное место порошком из корочек и накладывают повязку.

Гранатовые корочки не только ускоряют заживление, но и снимают боль. Если вовремя начать применение средства, то шрамы от ожогов останутся почти незаметные.

Гранатовые корки при диарее

Корочки граната помогают остановить диарею. Чтобы справиться с поносом, необходимо трижды в день принимать по щепотке порошка, запивая его небольшим количеством воды.

Корки граната в косметологии

Польза и вред гранатовых корок для здоровья находят свое применение в косметологической сфере. Кожура тропического фрукта обладает мощным антивозрастным эффектом — она помогает разгладить морщины и подтянуть контуры лица, улучшить цвет и упругость кожи. Использовать отвары на основе продукта можно в качестве домашнего тоника, средство качественно очистит и напитает кожу витаминами, предотвратит появление прыщей и сделает менее заметными веснушки.

Пользуется популярностью рецепт следующей антивозрастной маски:

  • небольшое количество гранатовых корок перетирают в порошок;
  • затем разводят теплым нежирным молоком до состояния мягкой кашицы;
  • смесь наносят на чистую кожу на 15 минут.

Делать маску нужно хотя бы дважды в неделю — тогда уже через несколько применений появится заметный эффект.

Важно! Благотворное влияние корочки оказывают не только на кожу, но и на волосы, локоны становятся мягче и послушнее, приобретают красивый блеск. Если регулярно ополаскивать волосы отварами и настоями, можно избавиться от перхоти.

Как принимать корки граната

Применение гранатовой кожуры в лечебных целях требует тщательного соблюдения дозировок. Для взрослых максимальный разовый объем настоев и напитков должен составлять не более 1 стакана, а в день средства можно употреблять не чаще 3 раз. Всего лечение гранатовыми корками продолжают обычно не дольше недели, затем следует сделать такой же по продолжительности перерыв.

При лечении детей и подростков дозировки полезных средств необходимо сокращать вдвое. Чувствительному детскому организму корочки могут принести не только пользу, но и вред.

Меры предосторожности

В ходе применения гранатовой кожуры необходимо придерживаться рекомендованных дозировок и проверенных рецептов. Избыточное употребление сухого сырья может вызвать:

  • головокружение и слабость;
  • повышение давления и судороги;
  • временное ухудшение зрения, тошноту и диарею.

При появлении тревожных симптомов необходимо сразу же прекратить применение гранатовой кожуры.

Внимание! Напитки на основе корочек строго запрещено сочетать с употреблением антигистаминных средств или приемом алкоголя — это принесет вред.

Противопоказания к применению гранатовой кожуры

Полезные свойства и противопоказания корок граната не всегда одинаковы, при некоторых состояниях от продукта лучше отказаться. Применение корочек нужно ограничить при:

  • нефрите и гепатите;
  • хронических запорах;
  • трещинах в прямой кишке.

Очень аккуратным применение средства должно быть при геморрое. Абсолютным противопоказанием для применения корок является аллергия на гранат, его кожуру и любые компоненты в составе фрукта.

Сроки и условия хранения

Сушеные корочки могут сохранять свою пользу до 3 лет, но для этого нужно соблюдать правила хранения. Наибольшую опасность для корочек представляет повышенная влажность, поскольку они просто начинают гнить. Сырье необходимо держать в плотно закрытом бумажном пакете в прохладном и сухом месте.

Заключение

Применение гранатовых корок и противопоказания зависят от индивидуального состояния здоровья и от соблюдения проверенных рецептов. Если не допускать передозировки корочками, то их полезные свойства благотворно отразятся на состоянии организма.

Отзывы о полезных свойствах корок граната

Буренкова Тамара Павловна, 42 года, г. Москва

Мне не нравится вкус свежих гранатов, а вот корочки я использую в лечебных целях очень часто. Кожура помогает мне справляться с обострениями гастрита, очень хорошее действие продукт оказывает при простудах. С тех пор, как я начала пить чай с кожурой граната, ОРВИ и грипп стали обходить меня стороной.

Ильина Мария Викторовна, 33 года, г. Самара

Очень люблю корки граната за их лечебные и косметические свойства. Кожура хорошо помогает при ангине и простуде, несколько раз порошком из корочек я лечила ожоги — кожа восстанавливалась очень быстро. Время от времени ополаскиваю отваром на корочках волосы, и они растут густыми и блестящими, а о перхоти я и вовсе давно забыла.

Фитотерапия против COVID-19. Ученые ищут спасения в растениях

https://ria.ru/20210106/fitoterapiya-1588055852.html

Фитотерапия против COVID-19. Ученые ищут спасения в растениях

Фитотерапия против COVID-19. Ученые ищут спасения в растениях — РИА Новости, 06.01.2021

Фитотерапия против COVID-19. Ученые ищут спасения в растениях

Сразу два исследования выявили противовирусный эффект экстракта кожуры граната. Клинические испытания проходят и другие растительные препараты. В Китае с самого РИА Новости, 06.01.2021

2021-01-06T08:00

2021-01-06T08:00

2021-01-06T08:00

наука

растения

здоровье

биология

коронавирус covid-19

химия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/07/1588031482_0:0:3067:1725_1920x0_80_0_0_d416e3917810fd44fdfb53f5e1b18512.jpg

МОСКВА, 6 янв — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. Сразу два исследования выявили противовирусный эффект экстракта кожуры граната. Клинические испытания проходят и другие растительные препараты. В Китае с самого начала пандемии для лечения COVID-19 использовали традиционные средства на основе лекарственных трав. РИА Новости разбирается, помогут ли растения остановить эпидемию.Волшебная кожура гранатаПлоды граната рекомендуют при диабете второго типа, атеросклерозе, сердечно-сосудистых заболеваниях, воспалениях и раке, сок — при малокровии, а отвар кожуры и пленчатых перегородок, богатых дубильными веществами, — при ожогах и расстройстве желудка. Неудивительно, что ученые попробовали это растение и против разных инфекций. Опыты на культурах клеток показали, что экстракт кожуры граната достаточно эффективен. В частности, ученые из Ирана утверждают, что содержащиеся в нем фитобиотики из группы полифенолов — гидролизуемые танины, флавоноиды, антоцианы и другие — предотвращают проникновение в клетки вируса гриппа и блокируют транскрипцию его РНК.Исследователи из Баня-Лукского университета в Боснии и Герцеговине вместе с сербскими коллегами решили проверить, действуют ли полифенолы экстракта кожуры граната и против SARS-CoV-2. С помощью компьютерного моделирования ученые выяснили, что вещества из гранатовой кожуры взаимодействуют со всеми четырьмя белками, от которых зависит распространение патогена.Вирус проникает в клетку организма посредством S-белка — цепляется им за клеточный рецептор ACE2, а затем трансмембранная сериновая протеаза 2 (TMPRSS2) и фурин расщепляют его. Главную роль в этом, по мнению авторов работы, играют полифенолы — самая большая группа биологически активных соединений в растительном мире. Они защищают растения от бактерий, вирусов и грибов. Ранее уже продемонстрировали их потенциал против вирусов гриппа, Эпштейна-Барра, простого герпеса и инфекций дыхательных путей.Итальянские специалисты на культуре клеток установили, что соединения экстракта кожуры граната — пуникалагин и теафлавин — подавляют активность основной протеазы SARS-CoV-2 — 3CLpro, которая необходима вирусу для репликации и выживания в организме. На основе этих двух полифенолов и предлагают создать лекарство для лечения COVID-19.Лиственница, зеленый чай, черника и помидорыУченые давно изучают антиоксидантные свойства биофлавоноида дигидрокверцетина, содержащегося в экстракте лиственницы сибирской. Он препятствует разрушению клеточных мембран свободными радикалами, развитию воспаления и, по китайским данным, помогает против коронавируса.Медицинская школа Восточной Вирджинии включила дигидрокверцитин и его менее активную модификацию — кверцитин — в протокол лечения больных COVID-19. Это вещество прошло клинические испытания в Саудовской Аравии и рекомендовано местным министерством здравоохранения для профилактики и терапии коронавирусной инфекции.Кверцитин содержится в луке, красном винограде, меде, цитрусовых и многих других овощах и фруктах. Особенно им богаты зеленый чай и черника. Он способен повышать внутреклеточную концентрацию цинка — микрокомпонента, который подавляет репликацию РНК вируса, считают ученые.Для лечения COVID-19 предлагают нарингенин — полифенол, содержащийся в цитрусовых и помидорах. Итальянские исследователи из университетов Рима и Милана на культуре клеток показали, что нарингенин подавляет основную протеазу вируса 3CLpro и снижает активность рецепторов ACE2, а также ослабляет воспалительные реакции при инфекции.Как ингибиторы репликации SARS-CoV-2 проявили себя куркумин из корня куркумы, катехины, в больших количествах обнаруженные в зеленом и белом чае, черном шоколаде, многих фруктах и ягодах, кемпферол, содержащийся в плодах шиповника, тмине, укропе, лакрице, фасоли и чае.А ученые из Алжира предположили, что все флавонолы — одна из групп полифенолов — активны против SARS-CoV-2. Эти молекулы нацеливаются на основные вирусные белки — S-белок, 3CLpro и PLpro, РНК-зависимую РНК-полимеразу (RdRp) и клеточный рецептор ACE2. Проанализировав различные исследования, специалисты сделали вывод, что флавонолы астрагалин, кемпферол и кверцетин связывают два основных фермента вируса 3CLpro и PLpro даже сильнее, чем антивирусный лекарственный препарат ремдесивир, одобренный для экстренного лечения COVID‑19 в полусотне стран. А флавонолы физетин, кверцетин, изорамнетин и кемпферол ингибируют S-белок сильнее, чем гидроксихлорохин. Кверцетин и кемпферол также подавляют полимеразу RdRp, необходимую вирусу для репликации РНК.Лекарственные травыВ Китае фитотерапию применяли во время вспышек коронавирусов SARS и MERS, птичьего гриппа N7N9. Так, используя клеточный анализ, ученые проверили около 200 китайских травяных экстрактов на эффективность против возбудителя SARS — SARS-CoV — и описали действие различных травяных смесей в зависимости от стадии заболевания. Эти наработки пригодились сейчас. Китайская ассоциация международного обмена и продвижения медицины и здравоохранения (CPAM) включила часть этих природных препаратов в рекомендации по лечению и профилактике COVID-19. Чаще всего в этих смесях фигурируют астрагал монгольский, солодка, сапожниковия растопыренная (зонтичное растение, известное также как ледебуриелла), атрактилодес, жимолость японская и форзиция пониклая. Эти травы широко применяются в традиционной китайской медицине для лечения гриппа и других вирусных заболеваний.В Саудовской Аравии сейчас проходят совместные с Университетом Аризоны (США) клинические исследования эффективности против SARS-CoV-2 омега-3 жирных кислот с добавлением масла чернушки посевной, семян аниса, хинного дерева, солодки, костуса индийского. Полынь изучают в Мексике, натуральный мед — в Пакистане и Египте, прополис — в Бразилии.Специалисты Великобритании, Ирландии, Бразилии, Венесуэлы и Польши оценили 39 лекарственных средств на травах и обнаружили среди них пять, помогающих при COVID-19: алтей аптечный, мирра, лакрица, плющ обыкновенный и бузина черная. Предположили, что содержащиеся в этих растениях фенольные кислоты и флавоноиды блокируют рецепторы ACE2 и вирусные белки. Однако ученые отмечают, что эта фитотерапия не лечит и не предотвращает инфекцию, а лишь улучшает состояние пациентов.

https://ria.ru/20201204/melatonin-1587633499.html

https://ria.ru/20201201/koronavirus-1587118633.html

https://ria.ru/20201127/pitanie-1586606828.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/07/1588031482_72:0:2801:2047_1920x0_80_0_0_fbaa9be8d1980352ff16b204072b5c9b.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

растения, здоровье, биология, коронавирус covid-19, химия

МОСКВА, 6 янв — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. Сразу два исследования выявили противовирусный эффект экстракта кожуры граната. Клинические испытания проходят и другие растительные препараты. В Китае с самого начала пандемии для лечения COVID-19 использовали традиционные средства на основе лекарственных трав. РИА Новости разбирается, помогут ли растения остановить эпидемию.

Волшебная кожура граната

Плоды граната рекомендуют при диабете второго типа, атеросклерозе, сердечно-сосудистых заболеваниях, воспалениях и раке, сок — при малокровии, а отвар кожуры и пленчатых перегородок, богатых дубильными веществами, — при ожогах и расстройстве желудка. Неудивительно, что ученые попробовали это растение и против разных инфекций.

Опыты на культурах клеток показали, что экстракт кожуры граната достаточно эффективен. В частности, ученые из Ирана утверждают, что содержащиеся в нем фитобиотики из группы полифенолов — гидролизуемые танины, флавоноиды, антоцианы и другие — предотвращают проникновение в клетки вируса гриппа и блокируют транскрипцию его РНК.Исследователи из Баня-Лукского университета в Боснии и Герцеговине вместе с сербскими коллегами решили проверить, действуют ли полифенолы экстракта кожуры граната и против SARS-CoV-2. С помощью компьютерного моделирования ученые выяснили, что вещества из гранатовой кожуры взаимодействуют со всеми четырьмя белками, от которых зависит распространение патогена.

Вирус проникает в клетку организма посредством S-белка — цепляется им за клеточный рецептор ACE2, а затем трансмембранная сериновая протеаза 2 (TMPRSS2) и фурин расщепляют его.

Главную роль в этом, по мнению авторов работы, играют полифенолы — самая большая группа биологически активных соединений в растительном мире. Они защищают растения от бактерий, вирусов и грибов. Ранее уже продемонстрировали их потенциал против вирусов гриппа, Эпштейна-Барра, простого герпеса и инфекций дыхательных путей.Итальянские специалисты на культуре клеток установили, что соединения экстракта кожуры граната — пуникалагин и теафлавин — подавляют активность основной протеазы SARS-CoV-2 — 3CLpro, которая необходима вирусу для репликации и выживания в организме. На основе этих двух полифенолов и предлагают создать лекарство для лечения COVID-19.4 декабря 2020, 11:27НаукаУченые назвали вещество, эффективное против COVID-19

Лиственница, зеленый чай, черника и помидоры

Ученые давно изучают антиоксидантные свойства биофлавоноида дигидрокверцетина, содержащегося в экстракте лиственницы сибирской. Он препятствует разрушению клеточных мембран свободными радикалами, развитию воспаления и, по китайским данным, помогает против коронавируса.Медицинская школа Восточной Вирджинии включила дигидрокверцитин и его менее активную модификацию — кверцитин — в протокол лечения больных COVID-19. Это вещество прошло клинические испытания в Саудовской Аравии и рекомендовано местным министерством здравоохранения для профилактики и терапии коронавирусной инфекции.

Кверцитин содержится в луке, красном винограде, меде, цитрусовых и многих других овощах и фруктах. Особенно им богаты зеленый чай и черника. Он способен повышать внутреклеточную концентрацию цинка — микрокомпонента, который подавляет репликацию РНК вируса, считают ученые.

Для лечения COVID-19 предлагают нарингенин — полифенол, содержащийся в цитрусовых и помидорах. Итальянские исследователи из университетов Рима и Милана на культуре клеток показали, что нарингенин подавляет основную протеазу вируса 3CLpro и снижает активность рецепторов ACE2, а также ослабляет воспалительные реакции при инфекции.Как ингибиторы репликации SARS-CoV-2 проявили себя куркумин из корня куркумы, катехины, в больших количествах обнаруженные в зеленом и белом чае, черном шоколаде, многих фруктах и ягодах, кемпферол, содержащийся в плодах шиповника, тмине, укропе, лакрице, фасоли и чае.А ученые из Алжира предположили, что все флавонолы — одна из групп полифенолов — активны против SARS-CoV-2. Эти молекулы нацеливаются на основные вирусные белки — S-белок, 3CLpro и PLpro, РНК-зависимую РНК-полимеразу (RdRp) и клеточный рецептор ACE2.

Проанализировав различные исследования, специалисты сделали вывод, что флавонолы астрагалин, кемпферол и кверцетин связывают два основных фермента вируса 3CLpro и PLpro даже сильнее, чем антивирусный лекарственный препарат ремдесивир, одобренный для экстренного лечения COVID‑19 в полусотне стран. А флавонолы физетин, кверцетин, изорамнетин и кемпферол ингибируют S-белок сильнее, чем гидроксихлорохин. Кверцетин и кемпферол также подавляют полимеразу RdRp, необходимую вирусу для репликации РНК.

1 декабря 2020, 12:00НаукаРаскрыт механизм проникновения коронавируса в мозг

Лекарственные травы

В Китае фитотерапию применяли во время вспышек коронавирусов SARS и MERS, птичьего гриппа N7N9. Так, используя клеточный анализ, ученые проверили около 200 китайских травяных экстрактов на эффективность против возбудителя SARS — SARS-CoV — и описали действие различных травяных смесей в зависимости от стадии заболевания. Эти наработки пригодились сейчас. Китайская ассоциация международного обмена и продвижения медицины и здравоохранения (CPAM) включила часть этих природных препаратов в рекомендации по лечению и профилактике COVID-19.

Чаще всего в этих смесях фигурируют астрагал монгольский, солодка, сапожниковия растопыренная (зонтичное растение, известное также как ледебуриелла), атрактилодес, жимолость японская и форзиция пониклая. Эти травы широко применяются в традиционной китайской медицине для лечения гриппа и других вирусных заболеваний.

В Саудовской Аравии сейчас проходят совместные с Университетом Аризоны (США) клинические исследования эффективности против SARS-CoV-2 омега-3 жирных кислот с добавлением масла чернушки посевной, семян аниса, хинного дерева, солодки, костуса индийского. Полынь изучают в Мексике, натуральный мед — в Пакистане и Египте, прополис — в Бразилии.Специалисты Великобритании, Ирландии, Бразилии, Венесуэлы и Польши оценили 39 лекарственных средств на травах и обнаружили среди них пять, помогающих при COVID-19: алтей аптечный, мирра, лакрица, плющ обыкновенный и бузина черная. Предположили, что содержащиеся в этих растениях фенольные кислоты и флавоноиды блокируют рецепторы ACE2 и вирусные белки. Однако ученые отмечают, что эта фитотерапия не лечит и не предотвращает инфекцию, а лишь улучшает состояние пациентов.27 ноября 2020, 13:40НаукаСоставлен список продуктов, ускоряющих выздоровление от COVID-19

Кожура граната и ее свойства в медицине

О пользе и лечебных свойствах плодов граната (Punica granatum) в сети Интернет можно найти немало материалов. Часто говорят, что кожура граната имеет глистогонные свойства, что не соответствует действительности. Все дело в том, что по-латыни и кора (та, что на ветках), и корка (кожура, околоплодник) записываются одинаково — cortex, отсюда и происходит путаница.

Кора граната (Granati cortex) до недавнего времени входила в реестр лекарственного сырья. Но корка плодов граната (Granati fructus cortex) использовалась исключительно в народной медицине. В настоящее время научная медицина отказалась от применения препаратов из коры граната в виду их высокой токсичности, зато на основе кожуры плодов гранатового дерева разработан ряд препаратов вяжущего действия.

Кожура граната: заготовка

Заготовка гранатовых корок не представляет особой трудности. И если ваш бюджет позволяет регулярно лакомиться плодами граната, то со временем можно собрать достаточное количество лечебного сырья. Очистив плод от кожистой оболочки, с корки удаляют белый войлочный слой и высушивают. Кстати, высушенные плодовые корки сохраняют в картонных коробках.

Химический состав гранатовых корок

Кожура плодов граната содержит дубильные вещества катехиновой группы (в пределах 25 – 28%), небольшое количество красящего вещества, макро – и микроэлементы (K, Са, Mg, Fe, Mn, Cu, Zn, Мо, Cr, Al, Se, Ni, Sr, В), до 0,6% урсоловой кислоты.

Что касается наличия пельтьерина и других производных этой группы, то они обнаружены только в коре корней и ветвей.

Кожура граната и ее действие на организм

Из старинных медицинских трактатов известно, что, например, Гиппократ рекомендовал корку плодов граната наружно в виде припарок для лечения ран, а внутрь принимать отвары при дизентерии.

Кстати, припарки гранатовой корки (не коры!) с инжиром прописывались для изгнания ногтееда, с их помощью лечили грыжу и различного рода опухоли.

Отвары корки плодов назначали для укрепления десен, а в виде клизм рекомендовали при лечении изъязвлений слизистой кишечника.

Но ни в одном из источников, как древних, так и современных, нет указаний на противогельминтные свойства кожуры плодов.

Огромный вклад в изучение лечебных свойств кожуры граната сделали исследователи Тбилисского НИХФИ — в институте разработан и апробирован в клинических условиях препарат “эксгран” (экстракт гранатовой кожуры). Клиническое изучение действия препарата, в частности, проводилось в плане лечения энтеритов (хронических и в стадии обострения). Лечебный эффект (улучшение общего состояния, исчезновение болевого синдрома, появление аппетита, нормализация стула) наблюдалось при трехкратном приеме препарата в дозе 750 мг.

В детской практике “эксгран” применяется при лечении расстройств ЖКТ в таких дозировках:

  • с 3-х месяцев и до полугода — трижды в день по 300 мг;
  • от полугода и до 1 года — по 300 мг 4 раза в день;
  • с 1 года и до 2-х лет — по 400 мг 4 раза в день.

Но препарат “эксгран” не оказывает специфического действия в случае дизентерийных поносов, поэтому его применение оправдано лишь в качестве симптоматического средства.

Препараты на основе кожуры граната

Отвар кожуры граната

Простое в приготовлении “универсальное” средство, при помощи которого излечиваются поносы, колиты, энтериты и другие нарушения в работе ЖКТ. Кстати, отвар также назначают при обильных менструациях, кровохаркании. Также его прописывают в виде полосканий при разрыхлении десен и воспалениях в полости рта. На пол-литра воды потребуется 1 ст.л. высушенной корки плода. После закипания и варки в течение 10 минут, отвар снимают с огня, переливают в термос и настаивают 2 часа. Принимать рекомендуется перед едой, по 50 – 100 мл.

Настойка

Великолепное средство для заживления ран и ожогов. Но сначала необходимо приготовить спиртовую вытяжку гранатовых корок. В частности, измельчить кожуру с 1-го плода и залить 100 мл спирта 40%-ной крепости; настаивать 1 неделю. Кстати, когда спиртовая вытяжка будет готова, смешать ее с водой и глицерином в соотношении 1:1:1. Полученной эмульсией смазывать раневую поверхность по несколько раз в день.

Какие болезни лечит кожура граната

Ожоги

Поврежденную поверхность кожи обильно промыть соком граната, разбавленным с водой в соотношении 1:5.  Но затем нужно засыпать порошком, приготовленным из размолотой высушенной гранатовой кожуры.

При заболеваниях десен

Кровоточивость, разрыхление десен, а также другие воспалительные процессы в ротовой полости рекомендуется лечить с применением отвара. В него в равной пропорции входят, к примеру, корки граната, корень окопника, ромашка, ноготки и трава “водяного перца” (горец перечный). На пол-литра воды потребуется 2 ст.л. травяной смеси. Варить после закипания в течение 5-ти минут, настаивать в термосе 2 часа. Полоскать горло и ротовую полость 5 – 6 раз в день. Курс лечения, как правило, составляет 7 – 10 дней.

Ринит

Сбор: дубовая кора, кожура граната, кора ветвей ивы в соотношении 0,5:1:1,5. На 1 стакан кипятка потребуется 1 ст.л. лечебной смеси. Настаивать четверть часа. Принимать внутрь по трети стакана до еды. Кстати, этот настой также рекомендуется для промывания носовых пазух (втягивать в нос).

Кожура граната: побочное действие и противопоказания

Никаких побочных эффектов не отмечается при соблюдении указанных дозировок.

Тем не менее, необходимо помнить, что препараты на основе кожуры граната недопустимо принимать с антигистаминными.

Но внутрь препараты гранатовых корок не рекомендуется принимать при склонности к запорам, наличии анальных трещин.

Невероятные свойства ГРАНАТОВЫХ КОРОК для сада!

Какую пользу гранат может принести нашему саду и огороду? Нам понадобятся не плоды граната (сочные зернышки), а кожура граната. Для наших целей подойдут  и белые плёночки, которые находятся внутри, и белые перегородочки. Все дело в том, что кожура граната содержит значительное количество дубильных и витаминовых веществ; до одной четверти сухой кожуры граната составляют эти самые дубильные вещества. Многие фитопатогенные грибы и бактерии очень боятся высоких концентраций этих дубильных веществ. Именно благодаря наличию дубильных веществ корка граната обладает и целебными свойствами для человека.

И в саду гранат нам очень поможет. Кроме таниновых веществ, корка граната содержит значительное количество урсоловой кислоты.  Урсоловую кислоту содержат многие привычные нам растения, например,  яблоко. Однако в корках граната урсоловая кислота накапливается в особенно больших концентрациях. И это вещество знаменито своими антимикробными и антифунгальными действиями. Кроме того, в корках граната содержатся вещества, которые способны  отпугивать вредных насекомых. Еще древние римляне использовали корку граната для приготовления порошков, а также настоев с целью отпугивания насекомых, и этот способ работал.

Многие принимают корки граната внутрь в виде отваров и настоев при расстройствах пищеварительной системы. В принципе, с какой-то точки зрения это оправданно, потому что корка граната содержит множество таниновых веществ, обладающих крепительным действием. С другой стороны корки граната содержит много различных токсичных алкалоидов, поэтому передозировать эти настои и  водные отвары очень легко. В этой связи данный способ лечения инфекций кишечника является устаревшим, и не стоит его применять бесконтрольно,  это может оказаться опасным при передозировке. А вот эту дозировку соблюсти достаточно сложно, потому что по содержанию алкалоидов разные сорта  граната различаются, различаются и в зависимости от того, как долго хранился гранат (изменяется его химический состав).

Кроме того считается, что гранат помогает как глистогонное средство. Это и правда, и нет. Основной глистогонный компонент не найден в корках граната, этот основной  компонент содержится не в корках, а в коре граната, и не в коре ствола, а в коре корней.  Поэтому эффективность  этого метода изгнания глистов с помощью корок граната является не очень эффективным. А с другой стороны именно благодаря алкалоидам и  проявляется  глистогонное действие корок.  Но, как я уже сказал, алкалоиды являются высокотоксичными веществами и в высоких дозах которые обеспечивают глистогонный эффект, являются также и токсичными для организмов. В этой связи соблюсти вот эту маленькую границу между тем, когда корки будут все еще эффективны или уже они перейдут в область токсического действия достаточно сложно, поэтому я не рекомендую вам использовать корки граната и против глистов.

Однако же  эти алкалоиды  могут нам очень помочь в борьбе с почвенными нематодами. Почвенные нематоды избегают этих алкалоидов, и если уж не умирают массово, то, по крайней мере, количество пораженных корней, например, у огурца при применении экстрактов корки граната для обыкновенных поливов, существенно снижается. А с учетом практически полного отсутствия химических мер борьбы (за исключением препаратов типа актофита или других подобных) можно сказать, что это очень хорошее подспорье для борьбы с подобного рода заболеваниями растений.  

Итак, содержание танинов, содержание  урсоловой   кислоты и содержание алкалоидов обеспечивают  хорошее перспективное применение корок граната в саду и огороде.

Для того чтобы приготовить отвар из корок граната, на одно ведро воды понадобятся корки от 5-6 плодов среднего размера. Корки с  белыми плёночками и всеми внутренностями, за исключением съедобной части, можно высушить, можно заморозить, все вещества сохраняются и в том, и в другом случае. Когда корок соберётся нужное количество, их  следует выварить в одном литре воды. Нужно варить примерно час на очень маленьком огне,  как бы на водяной бане, чтобы почти не было кипения, то есть, чтобы температура только-только поддерживалась. После того как вы час вот так подержали, нужно дополнительно их укутать и оставить до остывания. Ваш отвар будет мутный, желтого цвета, и это еще одно вещество, которое содержится в шкурках граната и придает желтый цвет этому отвару. Вот он тоже обладает фунгицидным эффектом, чем более мутный отвар у вас получился, тем больше таниновых веществ в нем содержится, а значит, тем сильнее будет проявляться антимикробная, антифунгальная активность. Затем получившийся отвар надо процедить, корочки оставшись отжать и довести объем получившегося отвара до 10 литров воды. После этого к отвару прибавить примерно 100 грамм натёртого хозяйственного мыла, все это как следует вымешать и можно использовать для опрыскивания всех растений, но особенно овощных, которые страдают от мучнистой росы, томаты и картофель от фитофтороза, кладоспориоза и фузариоза.

Конечно, как и все природные средства лучше применять с целью профилактики, а не лечения. Кроме того, без добавления мыла этим раствором очень хорошо поливать растения против корневых гнилей, а также с целью снижения уровня повреждения растений почвенными  нематодами. Поскольку диагносцировать нематоды в почве не так  легко, не каждый сумеет это сделать, я вам просто рекомендую после посадки рассады или после появления всходов проливать этим раствором ваши растения: лук, капусту, огурцы, обязательно томаты, все огородные растения  до обильного увлажнения почвы, чтобы корнеобитаемый слой пропитался, чтобы эти вещества туда как следует проникли.

Как часто надо поливать зависит от того какие риски возникновения тех или иных инфекций у вас на участке. Если риски возникновения корневых гнилей высоки, то вам стоит использовать этот отвар хотя бы раз в 10-14 дней,  до минования критической фазы возникновения гнилей, то есть до того момента, как стебель укрепится, укоренится  и растение войдет нормальный ритм плодоношения. Если же риски невелики, то это может быть и однократный  обильный пролив. И этим же составом можно поливать и рассаду, но не очень часто, для того, чтобы избежать накопления высоких концентраций танинов в рассаде в этой почве, поскольку она не промывается, это закрытый какой-то объем, и для того чтобы  танины не достигли фитотоксичных концентраций.

 

Настой на гранатовых корках — рецепт, применение

Настой на гранатовых корках лучшее средство от диареи

Рецепт приготовления настоя на гранатовых корках

Готовится домашнее лекарство из гранатовых корок очень просто. Корки перед применением обязательно нужно высушить. Поэтому, если средство нужно срочно — выложите их на батарею, или воспользуйтесь сушилкой для фруктов.

Для приготовления возьмите 10 гр. сухих корок граната, выложите их в удобную емкость — кастрюлю, или суповую тарелку, залейте стаканом кипятка. Закройте емкость крышкой и оставьте настаиваться на полчаса, после чего можете употреблять.

Перед применением гранатовые корки нужно высушить

Для различных заболеваний используется один и тот же рецепт приготовления корок граната, но нормы применения и курс лечения различаются.

Дизентерия, холера, сальмонеллез, брюшной тиф

Примите половину стакана. Если в течение 10 минут значительно полегчало, значит, у вас было обычное расстройство желудка, которое после приема этого средства больше не потревожит.

Если же облегчение не наступило, высока вероятность развития указанных болезней. В этом случае выпейте спустя 3 часа вторую половину стакана. В течение 5 часов должны почувствовать облегчение.

Обратитесь к врачу для полной диагностики заболевания и его лечения.

Язва желудка, кишечника, колит, дисбактериоз

При таких болезнях примите 100 мл лекарства на протяжении всего дня, разделив его на несколько приемов. Интервал между ними выдерживайте равный. Пейте обязательно на голодный желудок.

Периодичность приема — через день. Длительность терапии займет неделю, при необходимости курс можно повторить, сделав недельный перерыв.

Сушеные гранатовые корки можно хранить в течение года

В ходе лечения ни в коем случае не употребляйте спиртные напитки. В противном случае желаемого эффекта не добьетесь.

Настой на гранатовых корках подавляет действие патогенных микроорганизмов, которые находятся в пищеварительной системе при указанных заболеваниях. Здоровым бактериям это средство никак не навредит, а наоборот, поможет стимулировать их активность.

Учитывайте, что при язвах гранатовый настой поможет снять болезненные симптомы и поможет организму справиться с выздоровлением. Это средство не является полноценным лекарством, и не заменит медицинских средств.

Местное применение при ранах

Настой на корках граната можно использовать для лечения порезов и прочих ран. Для этого смочите в настое марлю и приложите к пораженному участку до ее полного высыхания. Это средство упоминается еще в записях Гиппократа.

Польза граната и гранатовой кожуры

Как семена (сок), так и кожура граната содержат полезные вещества, которые помогают организму справляться с патологиями желудочно-кишечного тракта. Но польза граната не только в этом.

Приготовление средства на гранатовых корках

Регулярное употребление настоя на гранатовых корках:

  • подавит воспалительный процесс;
  • укрепит сосудистые стенки;
  • увеличивает уровень гемоглобина в крови;
  • повышает иммунитет;
  • благоприятно воздействует на сердце, эндокринную систему;
  • способствует снижению артериального давления.

Также фрукт полезен для кожи. Регулярное употребление помогает избавиться от пигментных пятнышек, веснушек, разглаживает и отбеливает кожный покров. Витамины и минералы в составе укрепят ногти и волосы.

Не пренебрегайте употреблением граната, а также не спешите выкидывать корки. Народное средство на их основе поможет избавиться от заболеваний ЖКТ. Но перед применением настоя обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Елена Петровна Сербова, садовод

Антимикробная активность кожуры граната и ее применение для сохранения пищевых продуктов

Плод граната ( Punica granatum L.) культивируется с тех пор, как известна цивилизация, и его производство и потребление увеличились с прошлого века благодаря научному подтверждению о его пользе для здоровья. Известно, что плоды граната, фруктовый сок, его семена и кожура содержат более высокое содержание биологически активных соединений, а именно фенольных кислот, флавоноидов и гидролизуемых танинов.Кожура плодов граната является основным побочным продуктом, образующимся при пищевой переработке граната, обогащена антиоксидантами и антимикробными агентами широкого спектра действия и может даже предотвратить порчу пищевых продуктов. Этот потенциал здоровья граната, как известно, значительно варьируется в зависимости от сорта, условий выращивания, методов выращивания, стадий развития и методов экстракции. Здесь обсуждается биохимический состав экстракта кожуры граната (PPE), его эффективность в консервировании пищевых продуктов и антимикробная активность, чтобы предоставить исчерпывающее руководство для фермеров, секторов пищевой промышленности и хранения, а также научных кругов.

1. Введение

Гранат ( Punica granatum L.) являются одними из первых культурных растений человечества; однако его потребление чаще всего было ограничено из-за хлопот с извлечением сочных плодов [1]. Из-за растущего числа научных исследований о его пользе для здоровья производство и потребление плодов граната увеличиваются с начала 21 века. Плоды граната употребляют как в свежем виде, так и в переработанном виде, в основном в виде сока, масла, вина и джемов.Известно, что как плоды, так и их кожура содержат большое количество многих фитохимических веществ, включая фенольные кислоты, флавоноиды и дубильные вещества. Считается, что эта разнообразная характеристика фитохимических веществ отвечает за их высокий антиоксидантный потенциал и пользу для здоровья [2]. Во время обработки из кожуры образуется значительное количество побочных продуктов, которые, как известно, имеют высокое содержание гидролизуемых танинов (HT) [3]. В последнее время побочные продукты граната, особенно экстракт корки граната (PPE), привлекают все большее внимание из-за его научно подтвержденных терапевтических свойств, таких как антиоксидантное, противомикробное, противоопухолевое, противоязвенное и противовоспалительное действие [4, 5].Многочисленные научные исследования показали, что СИЗ демонстрируют превосходную антимикробную активность в отношении некоторых патогенов пищевого происхождения и улучшают сохраняемость пищевых продуктов после сбора урожая [6, 7]. В этой статье будут описаны и обсуждены последние достижения в области биохимического состава, противомикробного потенциала и характеристик сохранения пищевых продуктов СИЗ.

2. Биохимический состав кожуры граната

Кожура граната имеет высокий уровень многочисленных фитохимических веществ [2].Сообщалось, что PPE содержат большое количество биологически активных соединений, в основном фенольных кислот, флавоноидов и гидролизуемых танинов [8, 9]. Первичные фенольные кислоты, идентифицированные из PPE, — это эллаговая кислота, галловая кислота, кофейная кислота, хлорогеновая кислота, сиринговая кислота, феруловая кислота, ваниловая кислота, п-кумаровая кислота и коричная кислота [10–14]. Концентрация фенольных кислот значительно варьируется между сортами и сильно зависит от географического положения, климатических условий и методов выращивания [9, 13].Одним из основных параметров, определяющих концентрацию фенольных кислот, был отмечен цвет кожуры, при этом сорта с темно-красным цветом, как сообщалось, имели более высокую концентрацию фенольных кислот, чем сорта светлого цвета [15]. Помимо фенольных кислот, СИЗ являются отличным источником флавоноидов. Также известно, что содержание и состав флавоноидов значительно различаются в зависимости от сорта и условий выращивания; Однако было также отмечено, что стадия развития плода влияет на содержание и состав флавоноидов [6, 16, 17].Кроме того, как сообщается, СИЗ содержат богатые источники дубильных веществ. Сообщенные танины включают эллагитаннины, пуникалагин, гранатины, пуникалин, педункулагин, касталагин, корилагин, галлагилдилактон и теллимаграндин [18, 19]. Почти 49 соединений, большинство из которых были флавоноидами, фенольными кислотами и дубильными веществами [9, 19–26], выделенными из кожуры граната, суммированы на Рисунке 1.

Антиоксидантная активность PPE приписывается фенольным кислотам. , флавоноиды и дубильные вещества.Отмечено, что среди них эллагитаннины наиболее ответственны за антиоксидантную активность кожуры граната [9]. Было также заявлено, что как концентрации фитохимических веществ, так и антиоксидантная активность сильно зависят от растворителей, используемых для экстракции кожуры. Предыдущие исследования также показали, что метанольные экстракты кожуры граната обладают более высокой антиоксидантной активностью по сравнению с другими методами экстракции [27]. Концентрация фенольных кислот, флавоноидов и дубильных веществ в СИЗ в основном зависит от метода экстракции.Например, Orak et al. [28] сообщили о самых высоких концентрациях дубильных веществ, выявленных в метанольных экстрактах, по сравнению с водными и этанольными экстрактами. Было также отмечено, что ацетоновые экстракты кожуры граната обладают более высокой антиоксидантной активностью, чем водный и этанольный экстракты [19].

Одним из наиболее широко используемых методов экстракции кожуры граната является метод экстракции метанолом, описанный Dahham et al. [29]. В этом методе, прежде всего, мелкие порошки кожуры получают с помощью электрического блендера и сушат в духовке при 40 ° C в течение 24 часов.Затем порошки просеивают через сетку 24 меш и 10 г образца порошка экстрагируют 250 мл 80% метанола при комнатной температуре (~ 25 ° C) в течение 24 часов. Затем конечный экстракт фильтруют и используют. Если для использования необходим водный экстракт, образец порошка (10 г) экстрагируют 100 мл дистиллированной воды и используют. В некоторых других исследованиях температура и продолжительность сушки составляли 50 ° C в течение 48 часов [11].

Вода, этанол и ацетон — другие растворители, которые, как сообщается, используются вместо метанола для экстракции кожуры граната [19, 28].В большей части опубликованной литературы о различных методах экстракции / растворителях рекомендовано, что метод экстракции метанолом лучше других с точки зрения содержания фенольных соединений и повышения антиоксидантной активности [28, 30–32].

Сообщается, что метод экстракции оказывает сильное влияние на биохимический состав СИЗ. Обычные методы обычно требуют больших количеств растворителей и приводят к низким выходам экстракции. Более того, сообщается, что использование высокой температуры приводит к деградации экстрактов [33].В последнее время наблюдается и отмечается как практическая методика экстракции под высоким давлением, которая не оказывает вредного воздействия на биологически активные соединения. Кроме того, чтобы быть экологически чистой технологией, экстракция под высоким давлением выполняется быстрее и дает высокий выход [34].

Другой важный метод экстракции — ферментативная экстракция. Сообщается, что он помогает в извлечении биологически активных соединений. Механизм ферментативной экстракции включает некоторые ферменты, разрушающие клеточную стенку (например, пектиназы).Эти ферменты разрушают клеточную стенку и улучшают извлечение биологически активных соединений [35, 36].

4. Антимикробная активность кожуры граната

Гранат обладает широким спектром антимикробных эффектов, который оказывает очевидное ингибирующее действие против грамотрицательных, грамположительных бактерий (Таблица 1), грибов и плесени (Таблица 2). Однако разные экстракты из разных частей граната обладают разным антимикробным действием. Исследование многих ученых показало, что антимикробная активность СИЗ была более сильной, чем других компонентов, а антимикробная активность СИЗ была связана с общим содержанием флавоноидов и дубильных веществ.PPE хорошо известен своей антимикробной активностью в отношении бактериальных и грибковых патогенов [29, 37, 38]. Однако количество исследований, посвященных изучению действия СИЗ против патогенных бактерий и грибов растений, ограничено [11, 32, 39, 40]. Было отмечено, что СИЗ обладают антибактериальным действием в отношении различных патогенов пищевого происхождения, включая Escherichia coli , Fusarium sambucinum , Penicillium italicum, и Bacillus subtilis [11, 31, 38, 41]. В одном из этих комплексных исследований антимикробная активность экстрактов, полученных из различных частей граната (кожура, семена, сок и цельные плоды), была протестирована на семи бактериях ( Bacillus coagulans , Bacillus cereus , B.subtilis , Staphylococcus aureus , E. coli , Klebsiella pneumoniae, и Pseudomonas aeruginosa ). Максимальное подавление всех бактерий было отмечено экстрактами кожуры гранатов [29]. Кожура граната также была протестирована как средство включения в пленки на биологической основе, и было обнаружено, что она улучшает антибактериальную активность материалов. В одном из этих исследований Ali et al. [42] сообщили, что PPE подавляли рост S. aureus (грамположительных) и Salmonella (грамотрицательных).Как обсуждалось в разделе 3, метод экстракции может значительно повлиять на антимикробную активность кожуры граната. В недавнем исследовании антимикробные эффекты кожуры граната под высоким давлением (300 и 600 МПа) были протестированы [13]. В данном исследовании максимальная антиоксидантная активность и содержание фенола наблюдались при экстракции 300 МПа; таким образом, более высокая антимикробная активность против патогенных бактерий отмечалась от 300 МПа. Ранее сообщалось, что этилацетатный экстракт кожуры граната содержит высокие концентрации дубильных веществ, которые очень активны против штаммов Staphylococcus aureus [43].Также сообщалось, что водный экстракт кожуры граната значительно контролирует грамположительные и грамотрицательные бактерии, включая E. coli , B. subtilis , Enterobacter aerogenes , Serratia marcescens , Brucella spp ., Saccharomyces. cerevisiae, и Rhodotorula glutinis [44].


Бактерии Подготовка и доза кожуры Механизм действия Ссылка

Восемь различных пищевых загрязнителей / патогенных бактерий Под высоким давлением при 300 МПа Из-за высокой антиоксидантной активности и высокого общего содержания фенолов [13]

B.coagulans , B. cereus , B. subtilis , S. aureus , E. coli , K. pneumoniae, и P. aeruginosa Образец 10 г (образец = 10 г кожуры экстрагирован 250 мл 80% метанола) экстрагирован 100 мл воды По оценкам, является результатом высокого содержания фитосоединений, включая фенолы, дубильные вещества и флавоноиды. [29]

S. aureus и Salmonella 2, 4, 6, 8, 10, 12 и 14% СИЗ с 20% полиэтиленгликоля Ингибирование пленки против целевых микроорганизмов [42]

S.aureus Этилацетатный экстракт кожуры граната Из-за высокой концентрации дубильных веществ [43]

грамположительные и грамотрицательные бактерии, включая E. coli , B. subtilis , E. aerogenes , S. marcescens , Brucella spp., S. cerevisiae, и R. glutinis . Водные экстракты кожуры граната (50/100 мас. / Об.) Из-за высокого содержания дубильных веществ [44]


Грибы Подготовка и доза пилинга Механизм действия Артикул

F.sambucinum Метанольный экстракт кожуры граната (20 мг · мл −1 ) Из-за высокого содержания фенольных соединений [11]

P. digitatum и Saccharomyces cerevisiae . 0,061–0,304 г сухого метанольного экстракта мл -1 Подавляет клеточные рецепторы патогенов [32]

Коричневая гниль (вызванная Monilinia laxa и M.фруктигена ) СИЗ на водной основе (9,93 и 12,84 мг · мл -1 ) Из-за высокого общего содержания фенолов и флавоноидов [45]

B. cinerea, P . digitatum, и P. expansum 20 часов инкубации с СИЗ (1,2 и 12 г · л -1 ) Из-за высоких концентраций эллагитаннинов [46]

F.Оксизпорум Ф . sp. lycopersici Водный экстракт (80%), метанольный экстракт (40%) и этанольный экстракт (20%) кожуры граната Из-за высокого уровня общего содержания фенола и пуникалагина. [47]

P. digitatum Включение 0,361 г водных СИЗ в смолу рожкового дерева и хитозановые покрытия Из-за высокого содержания фенольных соединений [48]

В другом исследовании влияние СИЗ на контроль роста и развития Fusarium sambucinum было протестировано in vitro как лечебное и профилактическое.Исследователи отметили, что PPE (20 мг / мл) продемонстрировал полное ингибирование прорастания спор и 75,5% ингибирование роста мицелия грибов [11]. В недавнем исследовании El Khetabi et al. [45] изучали действие водных СИЗ на коричневую гниль (вызываемую Monilinia laxa и M. fructigena ) in vitro и in vivo. Они сообщили об ингибировании, варьирующем от 76,65% до 90% в отношении контроля роста мицелия. Затем Nicosia et al. Сообщили об интенсивной фунгицидной активности PPE против Botrytis cinerea , Penicillium digitatum, и Penicillium expansum .[46]. 20 часов инкубации с PPE привели к почти полному подавлению всех спор грибов на лимонах и грейпфрутах. В недавнем исследовании изучали противогрибковую активность 21 разного генотипа граната [47]. Исследователи отметили, что все протестированные генотипы обладают различной противогрибковой активностью против Fusarium oxysporum f. sp. lycopersici , где некоторые из них полностью подавляют грибок, а некоторые другие обладают недостаточной ингибирующей активностью. Два разных экстракта кожуры граната (вода и метанол) были объединены с хитозаном и камедью рожкового дерева для борьбы с P.digitatum у оранжевых плодов. Результаты показали, что добавление 0,361 г водного ППЭ как в камедь рожкового дерева, так и в покрытия хитозана значительно снижает количество бактерий P. digitatum на 28% и 49% соответственно [48]. Фенольный профиль и антимикробная активность СИЗ «Габси» изучались Харчуфи и соавт. [32]. Как и в предыдущих исследованиях исследователей, растворители вода и метанол тестировались отдельно. Исследователи отметили результаты, отличные от результатов их других исследований, и рекомендовали, чтобы экстракция метанолом была более эффективной против P.digitatum и Saccharomyces cerevisiae .

До сих пор существуют серьезные препятствия для промышленного использования СИЗ для борьбы с послеуборочными патогенами. Это ограничение связано с неясным механизмом действия СИЗ, высокой стоимостью, отсутствием лечебного эффекта, значительными различиями между сортами, климатическими условиями, методами выращивания и методами экстракции, а также ограниченным спектром активности против различных грибковых патогенов [9, 49].

5. Биохимические изменения и сохранение пищевых продуктов в кожуре граната

СИЗ являются ценным побочным продуктом для индустрии консервирования пищевых продуктов.Как обсуждалось ранее, PPE является богатым источником биологически активных соединений, включая дубильные вещества, состоящие из эллаговой кислоты и галловой кислоты [42, 50, 51]. Большинство биоактивных соединений, которых много в СИЗ, ранее были протестированы в качестве натуральных добавок для улучшения сохраняемости пищевых продуктов [52]. СИЗ еще тестировались отдельно или в сочетании со съедобными пленками и покрытиями для консервирования пищевых продуктов. Возобновляемые, экологически чистые активные упаковочные системы на биологической основе, которые обычно состоят из биополимеров, таких как белки, липиды и полисахариды [53], широко используются в упаковке пищевых продуктов с начала 21 века [54].Семена бобовых как хороший источник растительных белков (25–28%) имеют хороший потенциал в качестве пленки на биологической основе [55].

Кроме того, известно, что включение природных соединений (с высоким содержанием антиоксидантной активности, фенольных соединений и эфирных масел) в пленки на биологической основе улучшает активность пищевых покрытий и увеличивает продолжительность хранения пищевых продуктов [56]. Среди них кожура фруктов составляет важную часть, которая является богатым источником биологически активных соединений. СИЗ также широко используются в рецептурах пищевых покрытий / пленок на биологической основе [57].Было также отмечено, что СИЗ снижают проницаемость для водяного пара пленочного материала на основе хитозана и его антимикробную активность [58]. Другое недавнее исследование показало, что включение различных концентраций PPE в белковые пленки маша обеспечивает биофункциональную съедобную пленку для упаковки пищевых продуктов [59]. Сообщалось, что включение PPE придает пленкам гибкость, увеличивает толщину и проницаемость для водяного пара, а также снижает содержание влаги. Было установлено, что PPE сохраняет свою полукристаллическую структуру в съедобных пленках на биологической основе и улучшает эффективность материала [42].В аналогичном исследовании было проверено включение СИЗ в хитозан для упаковки пищевых продуктов [60]. Добавление PPE к композитной пленке из активного поливинилового спирта (PVA) также привело к высокой антиоксидантной активности и антибактериальной способности [61].

Затем сообщалось, что включение СИЗ (1% мас. / Об.) В хитозановые (1% мас. / Об.) И альгинатные (2% мас. / Об.) Покрытия для улучшения послеуборочной сохранности плодов гуавы «Аллахабад сафеда». Результаты показали, что съедобные покрытия снижают частоту дыхания, защищают содержание аскорбиновой кислоты, общее содержание фенолов, общее содержание флавоноидов и антиоксидантную активность, а также поддерживают общее качество плодов [62].Фенольные соединения в пищевых продуктах захватывают свободные радикалы, образующиеся во время окислительного стресса, и предотвращают порчу пищевых продуктов [63]. Несколько исследований с другими съедобными покрытиями подтверждают, что съедобные покрытия снижают скорость дыхания и помогают поддерживать качество свежих фруктов после сбора урожая [64, 65]. Уменьшение частоты дыхания приводит к снижению активности ферментов и, таким образом, к снижению окисления аскорбиновой кислоты [66] и улучшает сохраняемость пищевых продуктов после уборки урожая.Более высокая частота дыхания приводит к распаду общего количества фенолов, что ускоряет процесс старения. Таким образом, снижение частоты дыхания за счет съедобных покрытий, обогащенных СИЗ, приводит к большому количеству фенольных соединений [31] и улучшению сохраняемости пищевых продуктов.

Вместо прямого воздействия на патогены СИЗ также вызывают устойчивость растений к патогенам. В одном из этих исследований сообщалось, что СИЗ вызывают транскриптомный ответ у плодов апельсина. Было отмечено, что PPE активирует 273 важных гена и подавляет восемь генов.Было отмечено, что изменения в экспрессии генов обогащают биосинтез антибиотиков и вызывают защитные пути [67].

6. Перспективный

Кожура граната — отходы переработки граната, составляющие 20–30% от общего веса граната. Высокая антиоксидантная активность, ингибирование перекисного окисления липидов и антимикробная эффективность широкого спектра действия кожуры граната являются неотъемлемой основой качества для его разработки в качестве пищевого консерванта.Чтобы сделать кожуру граната более широко используемой для консервирования пищевых продуктов, необходимо дополнительно изучить и изучить следующие аспекты: (1) Исследование активных антимикробных компонентов кожуры граната. Состав кожуры граната сложный. Хотя химический состав кожуры граната был хорошо изучен, количество конкретных исследований механизма действия относительно невелико. Таким образом, прямые причины антимикробного действия кожуры граната до сих пор неясны, и в кожуре граната есть другие антимикробные вещества, которые все еще нуждаются в дальнейших исследованиях.(2) Изучение антибактериального механизма кожуры граната. Кожура граната обладает прекрасным бактериостатическим действием, но механизм его бактериостатического действия еще не изучен. Кроме того, исследование механизма бактериостатического воздействия будет полезным для продвижения применения кожуры граната в области консервирования пищевых продуктов. (3) Исследование совместимости кожуры граната и других химических пищевых консервантов. Пищевые консерванты из разных источников обладают синергетическим консервирующим действием.Изучение оптимизации формулы кожуры граната и других химических консервантов может усилить консервирующий эффект и уменьшить количество химического консерванта.

Доступность данных

В эту статью включены данные, использованные для подтверждения результатов этого исследования.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Это исследование финансировалось Проектом научно-технических исследований Министерства образования провинции Цзянси (GJJ180694 и GJJ160360) и Фондом естественных наук в провинции Цзянси (20181BBF60025).

(PDF) Возможные применения экстракта кожуры граната для борьбы с зеленой плесенью цитрусовых

256 Тайель и др .: Контроль зеленой плесени с помощью экстракта граната

J.Plant Dis.Protect. 6/2009

Источники

AZZOUZ, M.A., L.B. BULLERMAN, 1982:

сравнительных антимикотических эффектов отобранных трав, специй, растительных компонентов и лекарственных противогрибковых средств

. J. Food Prot. 45, 1298–1301.

БАРНЕТТ, М.Л., Б.Б. МУЗИТЕР, 1998: иллюстрированные роды Imper-

fect Fungi (4-е изд.). APS Press, Сент-Пол, Миннесота, США.

БРАУН, Г.Э., К. ДЭВИС, М. ЧЕМБЕРС, 2000: Борьба с зеленой плесенью цитрусовых

с помощью Aspire зависит от типа травмы.

Послеуборочная биол. Tech. 18, 57-65.

COWAN, M.M., 1999: Растительные продукты как противомикробные средства.

Clin. Microbiol. Ред. 12, 564-582.

ДРОБИ, С., Р. ПОРАТ, Л. КОЭН, Б. ВЕЙСС, Б. ШАПИРО, С. ФИЛОСОФ-

ХАДАС, С. МОИР, 1999: Подавление распада зеленой плесени в грейпфруте

с применением жасмоната после сбора урожая.Варенье.

Soc. Hortic. Sci. 124, 184–188.

HUANG, Y., B.L. WILD, S.C. MORRIS, 1989: Послеуборочный биологический

контроль разложения Penicillium digitatum на цитрусовых с помощью

Bacillus pumilus. Анна. Прил. Биол. 120, 367-372.

IPPOLITO, A., F. NIGRO, 2000: Влияние предуборочного применения

агентов биологической борьбы на послеуборочные болезни свежих

фруктов и овощей. Crop Prot. 19, 715-723.

ДЖАЯПРАКАША, Г.К., П.С. НЕГИ, Б.С. JENA, 2006: Противомикробное действие

граната. В: Н.П. Сирам, Р. Schulman,

D. Heber (ред.): Гранаты: от древних корней до современности

Медицина, стр. 167-183. CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, США.

JONGEN, W., 2005: Повышение безопасности феш-фруктов и

овощей. CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, США.

KAVANAGH, J.A., R.K.S. WOOD, 1967: Роль ран в заражении апельсинов

Penicillium digitatum Sacc.Анна. Прил.

Биол. 60, 375-383.

KIFFER, E., M. MORELE, 1997: Les deutéromycètes: Classification

et clés d’identification générique. INRA, Париж, Франция.

ЛАДАНИЯ, М.С., 2008: Цитрусовые: биология, технология и оценка

. Elsevier Academic Press, Амстердам, Neth-

erlands.

NAQVI, S.A.M.H., 2004: Болезни фруктов и овощей,

Диагностика и лечение (Том I). Kluwer Academic Pub-

lishers, Нью-Йорк.

НАРАЯНАСАМИ П., 2006: Послеуборочные патогены и болезни

Управление. John Wiley & Sons, Хобокен, Нью-Джерси, США.

NEDECOR, G.W., W.G. COCHRAN, 1980: Статистические методы, 7-е изд.

изд. Издательство государственного университета Айовы, Эймс, Айова, США.

OH, S.W., P.M. ГРЕЙ, Р. Х. ДАГЕРТИ, Д. Х. КАНГ, 2005: Aero-

solization как новая система доставки дезинфицирующего средства для сокращения

патогенов пищевого происхождения. Lett. Прил. Microbiol. 41, 56-60.

ПАЛОУ, Л., J. USALL, J.L. SMILANICK, M.J. AGUILAR, A. VINAS, 2002:

Оценка пищевых добавок и малотоксичных соединений в качестве альтернативных химических веществ

для борьбы с Penicillium digitatum

и Penicillium italicum на цитрусовых. Управление вредителями. Sci. 58,

459-466.

PLAZA, P., J. USALL, R. TORRES, N. LAMARCA, A. ASENSIO, A. VINAS,

2003: борьба с зеленой и синей плесенью путем отверждения на апельсинах

при хранении при комнатной температуре и в холодильнике.Послеуборочная биол. Tech. 28,

195–198.

SEERAM, N.P., R.N. SCHULMAN, D. HEBER, 2006: Гранаты:

Древние корни современной медицины. CRC Press, Бока-Ратон,

FL, США.

СМИЛАНИК, J.L., I.F. МАЙКЛ, М.Ф. МАНСУР, Б. МАККИ, Д.А.

МАРГОСАН, Д. ФЛОРЕС, К.Ф. WEIST, 1997: Улучшение контроля

зеленой плесени цитрусовых при помощи имазалила в теплой воде по сравнению с

при использовании воска. Завод Дис. 81, 1299–1304.

СМИЛАНИК, Ю.Л., М.Ф. MANSOUR, F. MLIKOTA GALBER, W.R.

GOODWINE, 2006: Эффективность пириметанила в подавлении прорастания

Penicillium digitatum и борьбе с зеленой плесенью

цитрусовых после сбора урожая. Послеуборочная биол. Tech. 42, 75-85.

СМИЛАНИК, Д.Л., Д. СОРЕНСОН, 1999: Использование известково-серного раствора

для борьбы с послеуборочной плесенью цитрусовых. Pest

Заключительный отчет по грантам на управление, USDA – ARS, Bethesda,

MD, США.

СМИЛАНИК, Ю.Л., СОРЕНСОН Д., 2001: Контроль послеуборочной гнили

цитрусовых с помощью полисульфида кальция. Послеуборочная биол.

Тех. 21, 157–168.

STEIGER, A., P. TRENNER, D. PROFE, 1982: Метод аэрогенной дезинфекции

в период эксплуатации в крупных животноводческих помещениях.

Tagungsbericht 197, 93-97.

ТАЙЕЛ, A.A., W.F. EL-TRAS, 2009: Противокандидозная активность аэрозоля с экстрактом гранатной кожуры pome-

в качестве применимого метода дезинфекции

.Микозы (в печати) DOI: 10.1111 / j.1439-0507.2008.

01681.x.

WINTER, C.K., F.J. FRANCIS, 1997: Оценка, управление и

информирование о химических пищевых рисках. Food Technol. 51,

85-92.

ZOTTOLA, E.A., 1994: Прикрепление микробов и образование биопленок

: новая проблема для пищевой промышленности. Food Technol. 48,

107-114.

Границы | Благоприятное влияние экстракта кожуры граната и пробиотиков на преадипоцитную дифференцировку

Введение

Гранат — это плод, положительное влияние которого на здоровье было тщательно изучено.Этот фрукт богат биологически активными соединениями, такими как эллагитаннины и антоцианы, которые защищают от дегенеративных заболеваний. Плод граната из-за его высокой питательной ценности, пользы для здоровья и биоактивных антиоксидантных соединений считается пищевым лекарством. Фактически, гранат широко используется в фитотерапии при нескольких патологиях, включая грипп и инфекции верхних дыхательных путей. Все части плодов граната, то есть кожура и семена, рассматриваемые как отходы, могут быть переработаны для получения продуктов с добавленной стоимостью, имеющих промышленную, медицинскую и косметическую ценность (Dhumal et al., 2014).

Отходы граната образуются на всех этапах жизненного цикла плодов, то есть во время сельскохозяйственного производства, промышленного производства и переработки. Можно использовать побочные продукты граната, поскольку они являются богатым источником биологически активных соединений, таких как флавоноиды, фенольные кислоты и дубильные вещества. Более того, многие исследователи описали, что экстракты граната, изготовленные из побочных продуктов перерабатывающих предприятий, обладают эффективным улавливанием свободных радикалов и антиоксидантной способностью (Lee et al., 2010; Panichayupakaranant et al., 2010; Fischer et al., 2011).

Кроме того, экстракты граната действуют как естественные ингибиторы патогенов, бактерий и грибов (Al-Zoreky, 2009; Tehranifar et al., 2011; Romeo et al., 2015).

Эллагитаннины граната гидролизуются микробиотой кишечника до более мелких фенольных соединений, таких как эллаговая кислота. Затем эллаговая кислота всасывается в кровоток, в то время как эллагитанины не всасываются и метаболизируются в уролитины.

Сообщалось, что побочные продукты граната и пуникалагины в значительной степени способны ингибировать рост патогенных Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa , Clostridia и Staphylococcus aureus (Reddy et al., 2007; Bialonska et al., 2009) и для увеличения роста полезных бактерий, включая Bifidobacterium spp. и Lactobacillus spp. (Reddy et al., 2007; Bialonska et al., 2010).

Также сообщалось, что экстракты граната

снижают уровень липидов в крови и обладают значительной противораковой, противовирусной и противовоспалительной активностью (Li et al., 2006; Hossin, 2009; Lin et al., 2013; Bassiri-Jahromi , 2018).

Эти потенциальные полезные эффекты приписываются полифенольным соединениям, которые содержатся в экстрактах граната, включая пуникалагины, галловую кислоту и производные эллаговой кислоты (Vanella et al., 2013а, б, в; Romeo et al., 2015).

Поскольку ожирение является одной из основных проблем общественного здравоохранения, необходимы новые профилактические стратегии (Smith and Smith, 2016).

Адипоциты играют важную роль в начале или развитии метаболических осложнений, связанных с ожирением, таких как метаболический синдром и диабетические осложнения (Kim and Plutzky, 2016).

Интерес исследователей к выявлению натуральных продуктов, полученных из диетических растений, обладающих активностью против ожирения, возрос.Сообщалось, что ксантиген и фукоксантин, природные соединения масла косточек граната, значительно подавляли дифференцировку адипоцитов и накопление липидов (Lai et al., 2012).

В центре внимания данной рукописи, прежде всего, было изучение антиоксидантной и противомикробной активности, а также пребиотического потенциала PE, богатого фенольными соединениями. Более того, обогащенный стандартизованный полиэтилен, содержащий высокий процент природных антиоксидантов граната, был химически охарактеризован с помощью ВЭЖХ – PDA – ESI / MSn.Во-вторых, поскольку гранатовый сок (Les et al., 2018) и различные типы экстрактов граната (PE), включая экстракт, полученный из цельного фрукта (Li et al., 2015), и экстракт, полученный из кожуры граната (Neyrinck et al., 2013), и было показано, что ряд пробиотических штаммов (Moon et al., 2012; Park et al., 2014) влияют на адипогенез, это исследование было проведено для проверки эффектов in vitro PE, пробиотика L rhamnosus GG ATCC 53103 (LGG), предварительно инкубированные с PE, отдельно или в комбинации, при дифференцировке клеток 3T3-L1.

Материалы и методы

Химические вещества

Порошкообразный экстракт граната (Dermogranate ® ), использованный в этом исследовании, был предоставлен Medinutrex (Катания, Италия). Вкратце, экстракт готовили из сушеных и измельченных плодов граната, смешанных с водно-спиртовыми растворами (пищевой), а затем фильтровали. Фильтрат концентрировали и затем сушили распылением для получения стандартизованного экстракта. Экстракт Dermogranate ® имел следующий химический состав: общие полифенолы (16%), пуникалагины (8%), эллаговая кислота и производные (8%).

Реагент Фолина – Чокальтеу (FCR), карбонат натрия (Na 2 CO 3 ), галловая кислота, пуникалин (смесь аномеров), пуникалагин и эллаговая кислота были приобретены у Sigma-Aldrich (Милан, Италия). Гранатин Б был приобретен у LGC Standards (Лондон, Великобритания). Для хроматографии использовали растворители чистоты для ВЭЖХ – МС (Merck KgaA, Дармштадт, Германия), а все остальные реагенты были аналитической чистоты.

Определение общего содержания полифенолов

Анализ Фолина – Чокальтеу (Singleton et al., 1999) был использован для определения общего содержания полифенолов с небольшими изменениями. 0,1 мг / мл экстракта растворяли в дистиллированной воде. Затем к 500 мкл образца добавляли 5 мл 10% FCR и 4,5 мл раствора Na 2 CO 3 (7,5% мас. / Об.). Конечный раствор перемешивали в течение 2 часов в темноте, а затем измеряли Abs при λ = 765 нм. Анализы проводили в трех экземплярах, и общую концентрацию полифенолов выражали в граммах эквивалентов галловой кислоты (GAE) / 100 г экстракта.

HPLC – PDA – ESI / MS

n Анализ фенольных соединений

Разделение и количественное определение фенольных соединений проводили, как описано ранее (Romeo et al., 2015). Для идентификации фенольных соединений времена удерживания (RT), спектры и данные МС в режиме отрицательного ESI сравнивали с данными аутентичных стандартов. Количественное определение каждого фенольного соединения проводили с использованием соответствующего стандарта в качестве внешнего стандарта. Количественное определение галловой кислоты проводили при 280 нм.Пуникалины, гранатин В, пуникалагины и эллаговая кислота определялись количественно при 378 нм; та же длина волны использовалась для количественного определения производных эллаговой кислоты с использованием эллаговой кислоты в качестве стандарта сравнения. Анализы проводили в трех экземплярах, и результаты выражали в г соединения / 100 г экстракта.

Закалка DPPH

Способность улавливать свободные радикалы различных концентраций экстракта ПЭ (3,4–1,7–0,85–0,56–0,42–0,34–0,21–0,17–0,11–0,085–0,028 мг / мл) измеряли с помощью 2,2-дифенил-1- Метод без использования пикрилгидразилгидрата (DPPH) радикальным методом, как сообщалось ранее (Salerno et al., 2012). Результаты выражены в процентах от скорости ингибирования ± SD .

Эффект поглотителя супероксид-аниона

Способность поглощать супероксид-анионы различных концентраций экстракта PE (3,4–1,7–0,85–0,56–0,42–0,34–0,21–0,17–0,11–0,085–0,028 мг / мл) измеряли, как сообщалось ранее (Salerno et al., 2012). Результаты выражаются в процентах от скорости ингибирования ± стандартное отклонение.

Жизнеспособность клеток преадипоцитов мышей 3T3-L1

преадипоцитов мышей 3T3-L1 покупали в Американской коллекции типовых культур (Роквилл, Мэриленд, США).Клетки высевали в концентрации 2 × 10 5 клеток на лунку 96-луночного микропланшета и культивировали при 37 ° C в инкубаторе с 5% CO 2 в течение 48 часов в отсутствие и в присутствии различных концентраций ЧП сообщалось выше. Жизнеспособность клеток измеряли с помощью анализа МТТ, как сообщалось ранее (Di Giacomo et al., 2015). МТТ, желтый тетразол, в живых клетках восстанавливается до пурпурного формазана. Результаты выражены в процентах формазана, продуцированного в обработанных мышиных преадипоцитах 3T3-L1 по сравнению с необработанными клетками.

Микробиология

Бактериальное культивирование

Использовали коммерческие штаммы патогенов E. coli ATCC 25922, S. aureus ATCC 29213, Listeria innocua ATCC 33090 и Salmonella enterica ATCC 14028. штамм E. coli выращивали в бульоне Лурия-Бертани (LB) при 37 ° C в течение ночи; S. aureus , S. enterica и L. innocua обычно выращивали в течение ночи в триптон-соевом бульоне (TSB) при 37 и 30 ° C соответственно.Все материалы и приложения предоставлены Oxoid (Милан, Италия).

Коммерческие пробиотические штаммы LGG, Bifidobacterium animalis BB12, B. longum BB536 и дикий штамм Lactobacillus paracasei N 24, выделенные из кротонского сыра пекорино, культивировали в бульоне Демана – Рогоза – Шарпа (MRS). 37 ° C в течение ночи.

Ночные бактериальные культуры инкубировали при 37 ° C в течение 24 часов в анаэробных условиях до тех пор, пока они не достигли плотности клеток приблизительно 1.0 × 10 9 КОЕ / мл.

Определение скорости роста

На основании результатов, полученных в отношении активности PE в качестве акцептора свободных радикалов, и экспериментов по жизнеспособности преадипоцитов мышей 3T3-L1, для обработки штаммов пробиотиков или патогенов, как описано ниже, использовали различные концентрации.

Антимикробная активность PE оценивалась по отношению к коммерческим штаммам патогенов, упомянутым выше. Ночные культуры патогенов совместно культивировали при 37 ° C в течение 24 ч с PE в различных концентрациях (1.7–0,34–0,17 мг / мл), а антимикробную активность оценивали путем подсчета живых бактерий на чашках и выражали в КОЕ / мл.

Влияние PE на рост пробиотических штаммов, упомянутых выше, оценивали при совместном культивировании пробиотических штаммов с плотностью клеток приблизительно 1,0 × 10 9 КОЕ / мл с PE в различных концентрациях (0,085–0,042–0,028). мг / мл). Влияние экстракта на рост пробиотических штаммов оценивали после инкубации при 37 ° C в течение 24 часов в анаэробных условиях путем посева живых бактерий и выражали в КОЕ / мл.

Все эксперименты проводились в двух экземплярах, а результаты выражались в виде средних значений и стандартного отклонения. Основываясь на предварительных результатах, для последующих анализов была выбрана LGG.

Свежие бульонные культуры центрифугировали при 5000 об / мин в течение 10 мин при 4 ° C, супернатант декантировали для сбора отработанного бульона (SB), который фильтровали (FSB) с использованием фильтра 0,22 мкм и затем использовали для дальнейших анализов. .

Бактериальный осадок ресуспендировали в 1 мл PBS и пять раз обрабатывали ультразвуком с амплитудой 44% в течение 2 мин с 6 мин отдыха.Затем обработанный ультразвуком центрифугировали при 1100 × g в течение 15 мин при 4 ° C. Супернатант собирали, фильтровали через фильтр 0,22 мкм и меченый экстракт бактериальных клеток (CE). CE использовался для дальнейшего анализа.

Культура клеток и дифференцировка клеток адипоцитов

преадипоцитов мышей 3T3-L1 ресуспендировали в среде Игла, модифицированной Дульбекко (DMEM), содержащей 10% фетальной бычьей сыворотки (FBS, Invitrogen, Carlsbad, CA, США) и 1% раствор антибиотика / антимикотика (Invitrogen, Carlsbad, CA , США) и высевали в колбу размером 75 см 2 при плотности от 1 до 2 × 10 4 клеток.Дифференцировку клеток адипоцитов получали, как сообщалось ранее (Waldman et al., 2016).

Дифференцирующиеся преадипоциты 3T3-L1 обрабатывали в течение 7 дней PE (0,028 мг / мл), LGG CE (25 мкг / мл) и SB, профильтрованным через LGG (10 мкг / мл), из ночной бактериальной культуры, инкубированной с PE или без нее. (0,028 мг / мл).

Количественное определение содержания липидов

Для количественной оценки накопления липидов проводили масляное красное окрашивание, как сообщалось ранее (Barbagallo et al., 2017). Образование липидных капель измеряли с помощью инвертированного многоканального светодиодного флуоресцентного микроскопа (Evos, Life Technologies, Гранд-Айленд, Нью-Йорк, США).

Экстракция РНК и qRT-PCR

Экспрессии адипонектина, PPAR-γ, SREBP, FAS, IL-6 и IL-10 оценивали с помощью ПЦР в реальном времени. РНК экстрагировали и количественно оценивали, как сообщалось ранее (Raffaele et al., 2018). Были использованы соответствующие последовательности праймеров (таблица 1). Относительный уровень экспрессии мРНК измеряли по значению порогового цикла (Ct) каждого продукта ПЦР и нормализовали с таковым для GAPDH с использованием сравнительного метода 2 -ΔΔCt .

Таблица 1.В данном исследовании использовали праймеров для ПЦР.

Статистический анализ

Статистический анализ множественных сравнений был выполнен методом Фишера. P -значения ниже 0,05 считались значимыми. Данные были проанализированы с использованием либо однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) для нескольких групп, либо непарного t -теста для двух групп, и результаты представлены как среднее значение ± стандартное отклонение.

Результаты

HPLC – PDA – ESI / MS

n Анализ PE

Фенольный профиль ПЭ (рис. 1) включал определение 1 гидроксибензойной кислоты и 19 эллагитаннинов.Основные пики соответствовали пуникалину (пик 4), гранатину B (пик 6), пуникалагину A и B (пики 10 и 14) и эллаговой кислоте (пик 19) (рис. 1). Выявлено также присутствие галловой кислоты (пик 1) и производных эллаговой кислоты (пики 2, 3, 5, 7–9, 11–13, 15–18 и 20). Как показано на хроматограмме, эллагитаннины являются преобладающим классом фенольных соединений в кожуре и выжимках граната (побочный продукт, состоящий из семян и кожуры), поскольку они составляют более 99% от общего содержания фенольных соединений граната.Пуникалагины, основные эллагитаннины побочных продуктов граната, составляли 47,6% от общего содержания фенольных соединений в ПЭ (таблица 2). Производные эллаговой кислоты, эллаговая кислота и другие второстепенные фенольные соединения (пуникалин, гранатин B и галловая кислота) составляли 38,4, 10,2 и 3,8% от общего содержания фенольных соединений в ПЭ соответственно (таблица 2).

Рис. 1. Хроматограмма ВЭЖХ фенольных соединений ПЭ, обнаруженных при 378 нм. Для идентификации пиков см. Таблицу 2.

Таблица 2. Список пиков и количественное определение фенольных соединений в ПЭ.

Масс-спектрометрические свойства 20 идентифицированных фенольных соединений (пики 1-20) показаны в таблице 2. Как сообщалось ранее (Romeo et al., 2015), две изомерные формы (A и B) пуникалагинов (пики 10 и 14) ), а также выделено присутствие гранатина B (пик 6). Кроме того, эти соединения также были охарактеризованы прямым анализом отрицательных ионов на инфузию ESI / MS n стандартных соединений.Пик 4 был идентифицирован как пуникалин ( m / z 781), тогда как пики 2, 3, 5, 7–9, 11–13, 15–18 и 20 были идентифицированы как производные эллаговой кислоты в соответствии с их УФ – видимой областью и массой. характеристики (λ max около 370 нм и фрагмент MS 1 на m / z 301, соответствующий эллаговой кислоте).

Активность полиэтилена по улавливанию свободных радикалов

Антиоксидантная активность PE проверялась по их способности восстанавливать стабильный радикал DPPH.

В частности, процент ингибирования DPPH достигал 75% при концентрациях ниже 0.21 мг / мл (76,78, 79 и 80% соответственно при концентрации ПЭ 0,17-0,11-0,085 и 0,028 мг / мл). При концентрациях выше 0,21 мг / мл процент ингибирования DPPH снижается (фиг. 2).

Рис. 2. Активность ПЭ по улавливанию радикалов DPPH при различных концентрациях. Результаты выражаются в процентах от скорости ингибирования ± стандартное отклонение.

Экстракт граната ингибировал образование супероксид-аниона дозозависимым образом (таблица 3). Как правило, в этом тесте PE оказался более эффективным, чем в предыдущем.Это может быть связано с меньшим размером супероксид-аниона по сравнению с радикалом DPPH.

Таблица 3. Активность по улавливанию супероксидных ионов при различных концентрациях ПЭ.

Влияние PE на жизнеспособность клеток 3T3-L1

Анализ 3- (4,5-диметилтиазол-2-ил) -2,5-дифенилтетразолийбромида (МТТ) проводили для оценки жизнеспособности клеток 3T3-L1. Результаты показывают значительное снижение жизнеспособности клеток при высоких концентрациях PE (3,4, 1,7, 0,85, 0.56 и 0,42 мг / мл), тогда как более низкие (0,34, 0,21, 0,17, 0,11 и 0,085 мг / мл) концентрации имели умеренный ингибирующий эффект, а концентрация 0,028 мг / мл не оказывала значительного влияния на преадипоциты мышей 3T3-L1 жизнеспособность клеток (рис. 3).

Рисунок 3. Процент выживаемости преадипоцитов мышей 3T3-L1 в присутствии PE в различных концентрациях. Результаты выражены как среднее значение ± стандартное отклонение четырех экспериментов, проведенных в трех повторностях. Значимые по сравнению с необработанными контролями: p <0.005; ∗∗ p <0,05.

Микробиология

Антимикробная активность PE в отношении штаммов патогенов

Данные анализа совместного культивирования показали, что патогены были по-разному чувствительны к PE. Более подробно, как показано на Фигуре 4, экстракт в концентрации 1,7 мг / мл показал наивысшую антимикробную активность против всех патогенов со значительным снижением на L. innocua (проксимально 4 log единицы). При концентрации 0,34 мг / мл экстракт был эффективен против E.coli , L. innocua и S. aureus , демонстрируя снижение плотности клеток на 1 и 2 логарифмических единицы соответственно. Когда PE тестировали при концентрации 0,17 мг / мл, штаммы S. aureus , S. enterica и L. innocua все еще подавлялись, в то время как рост E. coli существенно не влиял.

Рис. 4. Противомикробная активность PE различной концентрации в отношении патогенов, обнаруженных в T24 (24 часа инокулята).Плотность клеток выражается как Δlog КОЕ / мл.

Влияние PE на рост пробиотических штаммов

Результаты, представленные в таблице 4, показывают, что PE при всех тестируемых концентрациях не проявлял ингибирующей активности в отношении роста тестируемых пробиотических штаммов. Небольшое увеличение роста наблюдалось для LGG, совместно культивированного с PE в концентрации 0,028 мг / мл (таблица 4).

Таблица 4. Количество бактерий, выраженное в логарифмическом масштабе 10 КОЕ / мл в трех повторностях ± стандартное отклонение л.rhamnosus GG ATCC 53103, Bifidobacterium animalis BB12, B. longum BB536 и дикий штамм Lactobacillus paracasei N 24 после инкубации с PE в различных концентрациях.

Влияние полиэтилена на содержание липидов

Экстракт граната и SB, профильтрованный через LGG, значительно снизили содержание триглицеридов по сравнению с контрольной группой (Фигуры 5A, B). Однако эффект отфильтрованного SB, полученного из клеток, инкубированных с PE (LGG-T1) или без него (LGG-T0), был аналогичным.Одновременная обработка преадипоцитов мышей 3T3-L1 SB, отфильтрованным через PE и LGG, значительно снизила содержание триглицеридов по сравнению с обработкой только SB, отфильтрованного через LGG. Более того, эти данные свидетельствуют о том, что комбинированное лечение PE и LGG-T1 было наиболее эффективным для снижения содержания триглицеридов и накопления внутриклеточных липидов.

Рисунок 5. (A) Типичное окрашивание O масляным красным О клеток 3T3-L1 в отсутствие и в присутствии PE, LGG T0, LGG T1, LGG T0 + PE и LGG T1 + PE. (B) Содержание липидов определяли количественно с помощью окрашивания Oil Red O (среднее ± SD , * p <0,05 по сравнению с контролем; # p <0,05 по сравнению с LGG T0 и LGG T1; § p <0,05 по сравнению с LGG T0 + PE).

Обработка преадипоцитов мышей 3T3-L1 клеточным экстрактом LGG (CE), полученным из клеток, инкубированных с PE (CE + PE) или без (CE), не оказывала влияния на накопление внутриклеточных липидов по сравнению с контрольной группой (контроль : ABS 490 нм = 0.200 ± 0,07; CE: ABS 490 нм = 0,187 ± 0,09; CE + PE = ABS 490 нм = 0,190 ± 0,05).

Влияние PE на адипогенные маркеры

Уровни экспрессии мРНК основных транскрипционных факторов, участвующих в дифференцировке адипоцитов, были значительно менее выражены в клетках 3T3-L1, обработанных SB, отфильтрованным через PE и LGG. В частности, PE, LGG-T0 и LGG-T1 были способны снижать уровни генов адипонектина, PPAR-γ, SREBP, FAS и IL-6 и повышать уровни генов IL-10 (Фигуры 6A – F).

Рисунок 6. (A – F) Анализ экспрессии генов с помощью qRT-PCR липогенного пути в клетках 3T3-L1 в отсутствие и в присутствии PE, LGG T0, LGG T1, LGG T0 + PE и LGG T1 + PE. Результаты выражены в виде среднего значения ± стандартное отклонение четырех экспериментов, выполненных в трех повторностях ( * p <0,05 по сравнению с контролем; # p <0,05 по сравнению с LGG T0 и LGG T1; § p <0,05 по сравнению с контролем. LGG T0 + PE).

Одновременная обработка преадипоцитов мышей 3T3-L1 SB (LGGT0 и LGGT1), отфильтрованных через PE и LGG, значительно снизила уровни экспрессии мРНК основных транскрипционных факторов, участвующих в адипогенезе, по сравнению с обработкой SB, отфильтрованных через LGG (LGGT0 и LGGT1) отдельно (Рисунки 6A – E).

Одновременная обработка преадипоцитов мышей 3T3-L1 SB (LGGT0 и LGGT1), отфильтрованных через PE и LGG, значительно увеличила уровни экспрессии мРНК IL10 по сравнению с обработкой только SB (LGGT0 и LGGT1), профильтрованных через LGG (рис. 6F). Более того, эти данные свидетельствуют о том, что комбинированное лечение PE + LGG T1 было наиболее эффективным в снижении уровней экспрессии мРНК адипонектина, IL-6, FAS и в повышении регуляции IL-10 (Фигуры 6A, D – F).

Обсуждение

Благоприятные эффекты употребления плодов граната и / или сока вызвали значительный научный интерес (Basu and Penugonda, 2009).Многие исследователи сообщают, что полиэтилены, полученные из отходов перерабатывающих предприятий, обладают способностью улавливать свободные радикалы и обладают мощной антиоксидантной способностью (Panichayupakaranant et al., 2010; Fischer et al., 2011). PE, используемый в настоящем исследовании, был растворим в воде и охарактеризован с помощью HPLC – PDA – ESI / MS n по содержанию фенольных соединений и антоцианов. В соответствии с предыдущими сообщениями (Fischer et al., 2011; Qu et al., 2012; Romeo et al., 2015) эллагитаннины являются преобладающим классом фенольных соединений в кожуре и выжимках граната (побочный продукт, состоящий из семян и кожура), поскольку они составляют более 99% от общего содержания фенольных соединений граната.Основными эллагитаннинами побочных продуктов граната, а также продуктов из граната (фруктов и соков) являются пуникалагины (Gil et al., 2000; Fischer et al., 2011; Qu et al., 2012).

Экстракт граната содержит высокий процент фенольных соединений и проявляет антиоксидантную активность в зависимости от концентрации, как показано в анализе поглощения DPPH и супероксид-анионов.

Сообщалось, что диетические полифенолы растений способны избирательно модулировать рост чувствительных микроорганизмов (Tabasco et al., 2011). Экстракты растений обычно подавляют рост бактерий, но степень эффекта зависит от состава экстракта и типа бактериального штамма.

Результаты, полученные в наших экспериментальных условиях, показали, что высокие концентрации полифенолов граната оказывают противомикробное действие на некоторые штаммы патогенов, такие как L. innocua и S. aureus. Эти результаты согласуются с исследованиями Panichayupakaranant et al. (2010), Fawole et al.(2012) и Su et al. (2012).

Однако при концентрациях PE ниже 0,34 мг / мл, хотя не было обнаружено концентраций ингибирующей активности против пробиотических штаммов, оценивалось только небольшое увеличение роста LGG. Эти результаты не согласуются с исследованиями Li et al. (2015) и Neyrinck et al. (2013), которые продемонстрировали, что полифенолы граната потенциально могут работать как пребиотики.

Ожирение — это состояние, при котором липиды накапливаются, что приводит к расширению жировой ткани, которая действует как метаболический и эндокринный орган.Молекулярные механизмы, которые модулируют рост, дифференцировку и липогенез преадипоцитов жировых клеток, были предметом обширных исследований (Vanella et al., 2012; Stechschulte et al., 2014; Moseti et al., 2016; Palmeri et al., 2016; Waldman et al., 2016; Carpene et al., 2018).

Во время дифференцировки адипоцитов преадипоциты дифференцируются в зрелые адипоциты (Lefterova and Lazar, 2009). Повышенное накопление жира сильно коррелирует с количеством клеток и / или размером адипоцитов (Jiang et al., 2008).

Сообщалось, что степень ожирения связана с дифференцировкой преадипоцитов в адипоцитах и ​​с увеличением адипоцитов в жировой ткани (Wang and Jones, 2004).

Другие авторы сообщили, что PEs способны подавлять дифференцировку преадипоцитов и адипогенез и уменьшать жировую дистрофию печени у крыс с ожирением и диабетом 2 типа (Xu et al., 2009).

В соответствии с данными Moon et al. (2012) и Park et al. (2014) в наших экспериментальных условиях PE, LGG-T0 и LGG-T1 приводили к значительному снижению накопления липидов в клетках 3T3-L1 во время дифференцировки в адипоциты, предполагая, что PE, LGG-T0 и LGG-T1 способны подавлять дифференцировка адипоцитов.Однако обработка LGG-фильтрованным SB, полученным из клеток, инкубированных с PE (LGG-T1) или без (LGG-T1), была аналогичной. В наших экспериментальных условиях фактически не наблюдалось пребиотического эффекта, продемонстрированного другими авторами. Более того, комбинированное лечение PE и LGG-T1 было наиболее эффективным в снижении накопления внутриклеточных липидов. Эти данные демонстрируют, что, даже если в наших экспериментальных условиях не наблюдалось пребиотического эффекта, фильтрованный SB, полученный из LGG, инкубированного с PE (LGG-T1), мог бы содержать, помимо полезных бактериальных секретируемых биоактивных соединений, также небольшие количества PE- производные биоактивные соединения.Последний, присутствующий в небольших количествах в LGG-T1, не будет иметь более сильных положительных эффектов, чем LGG-T0, но в сочетании с PE может иметь потенциальные синергетические преимущества для здоровья.

Адипоцит-специфический рецептор-активируемый пролифератором пероксисом (PPARγ) участвует в ранней стадии дифференцировки адипоцитов (Rosen et al., 2000), регулируя экспрессию адипогенных генов, таких как синтаза жирных кислот (FAS) и регуляторный элемент стерола. связывающие белки (SREBP), а затем запускают накопление жира в клетках (Kawada et al., 2001; Бергер и Моллер, 2002).

Жировая ткань — это не только первичный резервуар жира, но и эндокринный орган, контролирующий гомеостаз липидов. Измененные уровни адипокинов жировой ткани могут способствовать развитию воспаления, что приводит к нарушению липидного обмена (Armani et al., 2010). При хроническом воспалении провоспалительные цитокины, такие как IL-6, активируются, тогда как противовоспалительные цитокины, такие как IL-10, подавляются (Kershaw and Flier, 2004; Bradley et al., 2008; Лира и др., 2012; Лю и др., 2018).

Наши результаты демонстрируют, что комбинированное лечение PE + LGG-T1 значительно снижает уровень мРНК адипонектина, FAS и IL-6 и повышает уровень IL-10.

Можно сделать вывод, что комбинированное лечение PE + LGG-T1 обладает противовоспалительными свойствами и способно ингибировать дифференцировку адипоцитов, модулируя уровни экспрессии ключевых факторов адипогенной транскрипции, участвующих в адипогенезе.

Заключение

Экстракт граната и SB, профильтрованный через LGG, значительно снижали накопление внутриклеточных липидов.Наблюдали синергетический эффект пробиотиков и полифенолов, содержащихся в PE. Более того, наши результаты показали, что комбинированное лечение PE + LGG T1 было наиболее эффективным в снижении уровней экспрессии мРНК адипонектина, IL-6, FAS и в повышении регуляции IL-10.

Эти результаты свидетельствуют о том, что пробиотики и полифенолы, содержащиеся в ПЭ, могут влиять на адипогенез in vitro. Более того, наши результаты демонстрируют, что синергетические свойства сочетания таких продуктов, как гранат и пробиотики, могут оказывать комбинированное воздействие на здоровье.

Тогда гранат и пробиотики, такие как штамм LGG, могут внести свой вклад в разработку новых нутрицевтических / пробиотических средств для профилактики и лечения ожирения.

Взносы авторов

VS, LV, CR, CC, FR и GB собрали исследовательские статьи, разработали эксперименты, проанализировали результаты и написали рукопись. CR, MR, SF и NT проводили эксперименты.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Армани А., Мамми К., Марзолла В., Каланчини М., Антелми А., Розано Г. М. и др. (2010). Клеточные модели для понимания адипогенеза, дисфункции жировой ткани и ожирения. J. Cell Biochem. 110, 564–572. DOI: 10.1002 / jcb.22598

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барбагалло, И., Ли Вольти, Г., Сорренти, В., Ди Джакомо, К., Аквавива, Р., Раффаэле, М., и др. (2017). Фенетиловый эфир кофейной кислоты восстанавливает экспрессию гена адипоцитов после обработки липополисахаридом. Lett. Drug Des. Discov. 14, 481–487. DOI: 10.2174 / 1570180813666160

4707

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергер Дж. И Моллер Д. Э. (2002). Механизмы действия PPAR. Annu. Rev. Med. 53, 409–435. DOI: 10.1146 / annurev.med.53.082901.104018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бялонска Д., Касимсетти С. Г., Шредер К. К. и Феррейра Д. (2009). Эффект граната ( Punica granatum L.) побочные продукты и эллагитаннины на рост кишечных бактерий человека. J. Agric. Food Chem. 57, 8344–8349. DOI: 10.1021 / jf1b

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бялонска Д., Рамнани П., Касимсетти С. Г., Мунта К. Р., Гибсон Г. Р. и Феррейра Д. (2010). Влияние побочного продукта граната и пуникалагинов на отдельные группы кишечной микробиоты человека. Внутр. J. Food Microbiol. 140, 175–182. DOI: 10.1016 / j.ijfoodmicro.2010.03.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэдли, Р. Л., Фишер, Ф. Ф., и Маратос-Флиер, Э. (2008). Пищевые жирные кислоты по-разному регулируют продукцию TNF-альфа и IL-10 адипоцитами 3T3-L1 мышей. Ожирение 16, 938–944. DOI: 10.1038 / oby.2008.39

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карпен, К., Пеженауте, Х., Дель Мораль, Р., Буле, Н., Хихона, Э., Андраде, Ф. и др.(2018). Диетический антиоксидант пицеатаннол ингибирует адипогенез мезенхимальных стволовых клеток жировой ткани человека и ограничивает транспорт глюкозы и липогенную активность в адипоцитах. Внутр. J. Mol. Sci. 19: E2081. DOI: 10.3390 / ijms181

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дхумал, С.С., Карале, А.Р., Джадхав, С.Б., и Кад, В.П. (2014). Последние достижения и разработки в области обработки и использования граната: обзор. J. Agric.Crop Sci. 1, 1–17.

Google Scholar

Ди Джакомо, К., Ванелла, Л., Сорренти, В., Сантанджело, Р., Барбагалло, И., Калабрезе, Г., и др. (2015). Влияние tithonia diversifolia (Hemsl.) A. Серый экстракт на дифференцировку адипоцитов мезенхимальных стволовых клеток человека. PLoS One 10: e0122320. DOI: 10.1371 / journal.pone.0122320

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фаволе, О. А., Макунга, Н. П., и Опара, У. Л. (2012).Метанольный экстракт кожуры плодов граната обладает антибактериальной, антиоксидантной и ингибирующей тирозиназой активностью. BMC Дополнение. Альтерн. Med. 12: 200. DOI: 10.1186 / 1472-6882-12-200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фишер У.А., Карл Р. и Каммерер Д. Р. (2011). Идентификация и количественное определение фенольных соединений из кожуры граната ( Punica granatum L.), мезокарпа, арил и других соков с помощью HPLC-DAD-ESI / MS (n). Food Chem. 127, 807–821. DOI: 10.1016 / j.foodchem.2010.12.156

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гил, М. И., Томас-Барберан, Ф. А., Хесс-Пирс, Б., Холкрофт, Д. М., и Кадер, А. А. (2000). Антиоксидантная активность гранатового сока и ее связь с фенольным составом и обработкой. J. Agric. Food Chem. 48, 4581–4589.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Хоссин, Ф. Л. А. (2009). Воздействие кожуры граната (Punica granatum) и его экстракта на крыс с ожирением и гиперхолестеринемией. Пак. J. Nutr. 8, 1251–1257. DOI: 10.3923 / pjn.2009.1251.1257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jiang, L., Zhang, N. X., Mo, W., Wan, R., Ma, C.G., Li, X., et al. (2008). Ремания подавляет дифференцировку адипоцитов и адипогенез. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 371, 185–190. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2008.03.129

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кавада Т., Такахаши Н. и Фушики Т. (2001).Биохимические и физиологические характеристики жировой клетки. J. Nutr. Sci. Витаминол. 47, 1–12.

Google Scholar

Ким, С. Х., Плутцки, Дж. (2016). Бурый жир и потемнение для лечения ожирения и связанных с ним нарушений обмена веществ. Diabetes Metab. J. 40, 12–21. DOI: 10.4093 / dmj.2016.40.1.12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лай, К. С., Цай, М. Л., Бадмаев, В., Хименес, М., Хо, К. Т., и Пан, М.Х. (2012). Ксантиген подавляет дифференцировку преадипоцитов и адипогенез за счет подавления PPARgamma и C / EBP и модуляции путей SIRT-1, AMPK и FoxO. J. Agric. Food Chem. 60, 1094–1101. DOI: 10.1021 / jf204862d

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, К. Дж., Чен, Л. Г., Лян, В. Л., и Ван, К. С. (2010). Противовоспалительное действие punica granatum Linne in vitro и in vivo. Food Chem. 118, 315–322.

Google Scholar

Лес, Ф., Арбонес-Майнар, Дж. М., Валеро, М. С. и Лопес, В. (2018). Полифенолы граната и уролитин А ингибируют альфа-глюкозидазу, дипептидилпептидазу-4, липазу, накопление триглицеридов и гены, связанные с адипогенезом, в адипоцитоподобных клетках 3T3-L1. J. Ethnopharmacol. 220, 67–74. DOI: 10.1016 / j.jep.2018.03.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Ю. Ф., Го, К. Дж., Ян, Дж. Дж., Вэй, Дж.Ю., Сюй, Дж., И Ченг, С. (2006). Оценка антиоксидантных свойств экстракта кожуры граната по сравнению с экстрактом мякоти граната. Food Chem. 96, 254–260.

Google Scholar

Ли, З., Сумманен, П. Х., Комория, Т., Хеннинг, С. М., Ли, Р. П., Карлсон, Э. и др. (2015). Эллагитаннины граната стимулируют рост кишечных бактерий in vitro: влияние на пребиотические и метаболические эффекты. Анаэроб 34, 164–168. DOI: 10.1016 / j.anaerobe.2015.05.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lin, L. T., Chen, T. Y., Lin, S. C., Chung, C. Y., Lin, T. C., Wang, G.H., et al. (2013). Противовирусная активность широкого спектра хебулаговой кислоты и пуникалагина против вирусов, которые используют гликозаминогликаны для проникновения. BMC Microbiol. 13: 187. DOI: 10.1186 / 1471-2180-13-187

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лира, Ф. С., Роза, Дж. К., Пиментел, Г. Д., Силаендер, М., Дамасо, А. Р., Ояма, Л. М. и др. (2012). И адипонектин, и интерлейкин-10 ингибируют LPS-индуцированную активацию пути NF-kappaB в адипоцитах 3T3-L1. Цитокин 57, 98–106. DOI: 10.1016 / j.cyto.2011.10.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю Ю., Сюй Д., Инь К., Ван С., Ван М. и Сяо Ю. (2018). Уровень IL-10 / STAT3 снижается при детском ожирении с гипертриглицеридемией и связан с уровнем триглицеридов у крыс с ожирением, вызванным диетой. BMC Endocr. Disord. 18:39. DOI: 10.1186 / s12902-018-0265-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мун, Ю. Дж., Со, Дж. Р., Ю, Дж. Дж., Сон, Х. С., Ча, Ю. С. и О, С. Х. (2012). Эффект ингибирования внутриклеточного накопления липидов Weissella koreensis OK1-6, выделенного из Kimchi, на дифференцирующиеся адипоциты. J. Appl. Microbiol. 113, 652–658. DOI: 10.1111 / j.1365-2672.2012.05348.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосети, Д., Регасса А. и Ким В. К. (2016). Молекулярная регуляция адипогенеза и потенциальные антиадипогенные биоактивные молекулы. Внутр. J. Mol. Sci. 17: E124. DOI: 10.3390 / ijms17010124

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нейринк, А. М., Ван Хи, В. Ф., Биндельс, Л. Б., Де Бакер, Ф., Кани, П. Д. и Дельценн, Н. М. (2013). Богатый полифенолами экстракт кожуры граната снимает воспаление тканей и гиперхолестеринемию у мышей с ожирением, вызванных диетой с высоким содержанием жиров: потенциальное влияние на микробиоту кишечника. руб. J. Nutr. 109, 802–809. DOI: 10.1017 / S0007114512002206

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Палмери, Р., Монтелеоне, Дж. И., Спанья, Г., Рестучча, К., Раффаэле, М., Ванелла, Л. и др. (2016). Экстракт оливковых листьев сицилийского сорта уменьшал накопление липидов, вызывая термогенный путь во время адипогенеза. Фронт. Pharmacol. 7: 143. DOI: 10.3389 / fphar.2016.00143

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паничайупакаранант, П., Tewtrakul, S., и Yuenyongsawad, S. (2010). Антибактериальное, противовоспалительное и противоаллергическое действие стандартизированного экстракта кожуры граната. Food Chem. 123, 400–403. DOI: 10.1055 / с-0030-1264706

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Дж. Э., О, С. Х., Ча, Ю. С. (2014). Lactobacillus brevis OPK-3, выделенный из кимчи, подавляет адипогенез и оказывает противовоспалительное действие в адипоцитах 3T3-L1. J. Sci. Продовольственное сельское хозяйство. 94, 2514–2520. DOI: 10.1002 / jsfa.6588

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ку В., Брекса III А. П., Пан З. и Ма Х. (2012). Количественное определение основных составляющих полифенолов в продуктах из граната. Food Chem. 132, 1585–1591. DOI: 10.1016 / j.foodchem.2011.11.106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раффаэле М., Барбагалло И., Ликари М., Карота Г., Сферраццо Г., Спампинато М. и др. (2018). N-ацетилцистеин (NAC) улучшает липидную метаболическую дисфункцию в адипоцитах, происходящих из стромальных клеток костного мозга. Evid. На основе дополнения. Альтерн. Med. 2018: 9. DOI: 10.1155 / 2018/5310961

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Редди, М. К., Гупта, С. К., Джейкоб, М. Р., Хан, С. И., и Феррейра, Д. (2007). Антиоксидантное, противомалярийное и противомикробное действие богатых танинами фракций, эллагитаннинов и фенольных кислот из Punica granatum L. Planta Med. 73, 461–467. DOI: 10,1055 / с-2007-967167

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромео, Ф.В., Баллистрери, Г., Фаброни, С., Пангалло, С., Никосия, М. Г., Шена, Л. и др. (2015). Химическая характеристика различных экстрактов сумаха и граната, эффективных против гнили Botrytis cinerea. Molecules 20, 11941–11958. DOI: 10,3390 / молекулы200711941

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розен, Э. Д., Уолки, К. Дж., Пучсервер, П., и Шпигельман, Б. М. (2000). Транскрипционная регуляция адипогенеза. Genes Dev. 14, 1293–1307.

Google Scholar

Салерно, Л., Модика, М. Н., Ромео, Г., Питтала, В., Сиракуза, М. А., Амато, М. Е. и др. (2012). Новые ингибиторы синтазы оксида азота с антиоксидантными свойствами. евро. J. Med. Chem. 49, 118–126. DOI: 10.1016 / j.ejmech.2012.01.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синглтон В. Л., Ортофер Р. и Ламуэла-Равентос Р. М. (1999). Анализ общих фенолов и других субстратов окисления и антиоксидантов с помощью реактива Фолина – Чокальто. Methods Enzymol. 299, 152–178. DOI: 10.1016 / S0076-6879 (99) 99017-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стечшульте, Л. А., Хайндс, Т. Д. мл., Худер, С. С., Шоу, В., Наджар, С. М., и Санчес, Э. Р. (2014). FKBP51 контролирует клеточный адипогенез посредством опосредованного p38 киназой фосфорилирования GRalpha и PPARgamma. Мол. Эндокринол. 28, 1265–1275. DOI: 10.1210 / me.2014-1022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вс, Х., Хауэлл, А. Б., и Д’Суза, Д. Х. (2012). Антибактериальные эффекты растительных экстрактов на устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus. Патогенный микроорганизм пищевого происхождения. Дис. 9, 573–578. DOI: 10.1089 / fpd.2011.1046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Табаско, Р., Санчес-Патан, Ф., Монагас, М., Бартоломе, Б., Виктория Морено-Аррибас, М., Пелаез, К., и др. (2011). Влияние полифенолов винограда на рост молочнокислых бактерий и бифидобактерий: устойчивость и метаболизм. Food Microbiol. 28, 1345–1352. DOI: 10.1016 / j.fm.2011.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тегеранифар А., Селахварзи Ю., Харрази М. и Бахш В. Дж. (2011). Высокий потенциал побочных продуктов агропромышленного производства граната ( Punica granatum L.) как мощных противогрибковых и антиоксидантных веществ. Инд. Сельскохозяйственные культуры 34, 1523–1527. DOI: 10.1016 / j.indcrop.2011.05.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ванелла, Л., Барбагалло, И., Аквавива, Р., Ди Джакомо, К., Кардил, В., Абрахам, Н. Г. и др. (2013a). Эллаговая кислота: цитодифференцирующие и антипролиферативные эффекты в клеточных линиях рака предстательной железы человека. Curr. Pharm. Des. 19, 2728–2736.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Vanella, L., Di Giacomo, C., Acquaviva, R., Barbagallo, I., Cardile, V., Kim, D. H., et al. (2013b). Маркеры апоптоза в клеточной линии рака простаты: эффект эллаговой кислоты. Онкол. Rep. 30, 2804–2810.DOI: 10.3892 / or.2013.2757

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vanella, L., Di Giacomo, C., Acquaviva, R., Barbagallo, I., Li Volti, G., Cardile, V., et al. (2013c). Влияние эллаговой кислоты на ангиогенные факторы в клетках рака простаты. Раки 5, 726–738. DOI: 10.3390 / Cancers5020726

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ванелла, Л., Сэнфорд, К. мл., Ким, Д. Х., Абрахам, Н. Г., и Эбрахейм, Н.(2012). Окислительный стресс и гемоксигеназа-1 регулируют дифференцировку мезенхимальных стволовых клеток человека. Внутр. J. Hypertens. 2012: 8

. DOI: 10.1155 / 2012/8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вальдман М., Беллнер Л., Ванелла Л., Шрагенхайм Дж., Соди К., Сингх С. П. и др. (2016). Эпоксиэйкозатриеновые кислоты регулируют дифференцировку адипоцитов клеток 3T3 мыши посредством активации PGC-1alpha, которая необходима для экспрессии HO-1 и увеличения функции митохондрий. Stem Cells Dev. 25, 1084–1094. DOI: 10.1089 / scd.2016.0072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Ю. В., и Джонс, П. Дж. (2004). Конъюгированная линолевая кислота и контроль ожирения: эффективность и механизмы. Внутр. J. Obes. Relat. Метаб. Disord. 28, 941–955. DOI: 10.1038 / sj.ijo.0802641

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сюй, К. З., Чжу, К., Ким, М. С., Ямахара, Дж., И Ли, Ю. (2009).Цветок граната уменьшает ожирение печени у животных с диабетом 2 типа и ожирением. J. Ethnopharmacol. 123, 280–287. DOI: 10.1016 / j.jep.2009.03.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11 полезных свойств кожуры граната, о которых вы даже не подозревали!

Вы выбрасываете кожуру граната после того, как срежете плод? Вот причины, по которым вы должны их сохранить и лучше использовать.

Автор Дебджани Арора | Обновлено: 27 января 2016 г., 15:42 IST

Гранаты известны своим вкусом и удивительной пользой для здоровья. В то время как большинство из нас жуют красные острые крошечные семена или фрукты, чтобы воспользоваться их преимуществами, от их жесткой красной кожуры часто отказываются. Впрочем, как и фрукт. кожуре тоже есть что предложить. Вот несколько преимуществ кожуры граната, о которых вы, вероятно, никогда не знали. Вот как апельсиновая корка поможет вам улучшить вашу красоту.

Гранатовая кожура полезна для здоровья кожи и волос

Вот как фруктовая кожура помогает вывести вашу красоту и уход за волосами на новый уровень:

# 1 Он борется с прыщами, прыщами и сыпью

Благодаря своим целебным свойствам кожура граната может эффективно бороться с прыщами, прыщами и сыпью.Пилинги богаты антиоксидантами и помогают сдерживать бактерии и другие инфекции. Вот несколько лечебных трав, чтобы избавиться от прыщей.

Как использовать: Возьмите горсть высушенных на солнце кожуры граната и обжарьте их на горячей таве или на сковороде с глубоким дном. Дайте им остыть и измельчите их в мясорубке или миксере. Сделайте пасту из этой пудры с лимонным соком или розовой водой и нанесите ее на все лицо, особенно на прыщи или прыщи.Дайте ему высохнуть, затем тщательно смойте теплой водой.

# 2 Он предотвращает появление морщин и других признаков старения

Пилинги предотвращают распад коллагена в вашей коже, в свою очередь, способствуя росту клеток, что помогает эффективно задерживать признаки старения и морщины. Вот 10 советов, как предотвратить появление морщин и других признаков старения.

Как использовать: Возьмите две ложки высушенной на солнце и порошковой цедры и добавьте к ней немного молока.Если у вас жирная кожа, добавьте в порошок вместо молока розовую воду и сделайте из него пасту. Нанесите эту пасту на лицо и держите, пока она не высохнет. Вымойте лицо теплой водой и попробуйте использовать порошок не реже двух раз в неделю для достижения лучших результатов.

# 3 Действует как естественный увлажняющий крем.

Гранатовый пилинг отлично подходит для вашей кожи. Он увлажняет и защищает вашу кожу от загрязняющих веществ и других токсинов окружающей среды. Восстанавливает pH-баланс кожи. Эллаговая кислота, присутствующая в пилингах, удерживает влагу в коже.сохраняя его мягким и эластичным. Вот как естественным образом увлажнить кожу.

Как использовать: Вяленую на солнце кожуру граната измельчить в миксере и высыпать порошок в чистую миску. Сделайте столько порошка, чтобы хватило на неделю, и храните его в герметичном контейнере. Возьмите две ложки порошка и хорошо смешайте с йогуртом, чтобы получилась паста. Нанесите эту пасту на лицо и шею и оставьте на 10 минут. Далее смыть холодной водой.

# 4 Действует как эффективный скраб для лица.

Гранатовый пилинг может помочь в удалении омертвевшей кожи, черных и белых пятен с лица при использовании в виде скраба для лица.Вот 10 натуральных домашних скрабов для лица, которые помогут избавиться от омертвевшей кожи.

Как использовать: Возьмите две ложки сушеного на солнце гранатового порошка и добавьте к нему одну ложку коричневого сахара. Чтобы приготовить пасту, добавьте одну ложку меда, одну ложку масла авокадо или любое эфирное масло по вашему выбору и хорошо перемешайте. Затем потрите лицо домашним скрабом и тщательно помассируйте. Смойте водой, чтобы кожа стала гладкой и эластичной. Однако не забудьте использовать тоник и увлажняющий крем после очистки.

# 5 Он действует как естественный солнцезащитный крем.

Гранатовые кожуры также содержат солнцезащитные вещества, которые могут защитить вашу кожу от вредных лучей UVA и UVB, которые могут иметь большое значение в предотвращении рака кожи. Вот несколько домашних средств, которые помогут избавиться от загара естественным путем.

Как использовать: Сделайте порошок из высушенной на солнце кожуры граната и храните в герметичном контейнере. Смешайте этот порошок с лосьоном или кремом, желательно за 20 минут до выхода из дома.Кроме того, вы также можете смешать порошок с некоторыми эфирными маслами и нанести на лицо, если хотите использовать натуральный солнцезащитный крем.

# 6 Он останавливает выпадение волос и предотвращает появление перхоти.

Гранатовая корка также помогает бороться с выпадением волос и предотвращает угрозу перхоти. Вот семь домашних средств от перхоти.

Как использовать: Смешайте порошок корки сушеного граната с маслом для волос. Затем нанесите его на корни волос и тщательно помассируйте.Вы можете мыть волосы мягким шампунем через два часа после нанесения или оставить его на ночь, если вам будет удобно.

Кожура граната помогает восстановить ваше общее состояние здоровья

Вот как кожура может помочь справиться с различными проблемами со здоровьем и улучшить общее состояние здоровья:

# 7 Это отличное домашнее средство от боли в горле

Если у вас болит горло или вы страдаете от боли в миндалинах и вам нужно немедленное облегчение, порошок гранатовой кожуры поможет вам успокоить больное горло.

Как использовать: Возьмите горсть высушенных на солнце кожуры граната и отварите их в воде. Теперь процедите смесь и дайте ей немного остыть. Затем часто полощите горло этой водой, чтобы избавиться от боли в горле и миндалин.

# 8 Защищает от сердечных заболеваний

Пилинги содержат мощные антиоксиданты, которые помогают бороться с опасными и опасными для жизни сердечными заболеваниями. Он также снижает уровень холестерина, снижает стресс и восстанавливает здоровье сердца.Они уменьшают окислительный стресс и понижают кровяное давление. Вот восемь способов предотвратить закупорку сердца.

Как использовать: Смешайте одну чайную ложку порошка из кожуры граната со стаканом теплой воды и пейте смесь ежедневно, чтобы улучшить здоровье сердца. Однако употребление напитка через день также поможет вам восстановить здоровье сердца, наряду с правильным питанием и регулярными физическими упражнениями.

# 9 Улучшает гигиену полости рта.

Гранатовая кожура помогает справиться с целым рядом стоматологических проблем, таких как предотвращение неприятного запаха изо рта, гингивита, язв и язв во рту.Вот как плохая гигиена полости рта может привести к раку полости рта.

Как использовать: В стакан воды добавьте одну чайную ложку высушенной на солнце порошка кожуры граната и хорошо перемешайте. Затем полощите горло этой смесью два раза в день, чтобы избавиться от неприятного запаха изо рта. Массаж десен порошком из кожуры граната может предотвратить заболевания десен, успокаивая опухшие, воспаленные и кровоточащие десны. Смешайте щепотку порошка черного перца с порошком граната, нанесите смесь пальцами на зубы и держите некоторое время, чтобы предотвратить кариес.Примерно через 10 минут прополощите рот водой.

# 10 Улучшает здоровье костей

Благодаря своим антибактериальным и противовоспалительным свойствам кожура граната эффективна в снижении потери плотности костей, особенно у женщин в менопаузе. Исследования показывают, что употребление отваров из кожуры граната может помочь улучшить здоровье костей и предотвратить возникновение остеопороза после менопаузы. Вот пять вещей, которые могут помочь улучшить плотность костей.

Как использовать: Добавьте две ложки высушенной на солнце порошка кожуры граната в стакан с теплой водой и хорошо перемешайте.Вы также можете добавить ложку лимонного сока и немного соли, чтобы вкус стал лучше. Пейте эту смесь на ночь, чтобы укрепить кости.

# 11 Помогает улучшить здоровье кишечника

Пилинги содержат дубильные вещества, которые помогают уменьшить воспаление кишечника, отек геморроя, сузить слизистую оболочку кишечника, остановить кровотечение во время диареи и улучшить пищеварение. Вот девять домашних средств для улучшения пищеварения.

Как использовать: Замочите полстакана высушенной на солнце кожуры граната в воде на 30 минут.Когда он станет мягким, поместите его в блендер, добавьте одну чайную ложку семян тмина, три четверти стакана пахты, немного каменной соли и смешайте все ингредиенты. Пейте эту смесь не менее трех раз в неделю, чтобы избавиться от геморроя, воспаления кишечника или проблем с пищеварением. Если вы страдаете диареей или у вас кровавый стул, вы можете пить его три раза в день, чтобы облегчить симптомы.

Как приготовить гранатовый порошок

Следуйте инструкциям, чтобы правильно приготовить гранатовый порошок и использовать его по мере необходимости:

  1. Возьмите четыре-пять плодов граната и разрежьте каждый плод на четыре пополам в продольном направлении.
  2. Затем удалите все семена и отделите кожуру.
  3. Далее каждую кожуру разрежьте на две половинки.
  4. Очистите ножом желтую часть под красной кожей на случай, если вы хотите использовать пилинг в терапевтических целях. Поскольку желтая часть при сушке и измельчении может придать вашим смесям горький привкус. Однако при использовании для внешнего применения желтую часть можно оставить нетронутой.
  5. Положите кожуру на тарелку или высушенную ткань и следите за тем, чтобы они не перекрывали друг друга.Поместите их под прямые солнечные лучи и дайте им высохнуть.
  6. Держите пилинги на солнце каждый день, пока они не затвердеют и не потеряют всю влагу.
  7. Затем в чистую сухую смесь добавить все высушенные на солнце корки и измельчить в течение двух минут.
  8. Храните порошок в чистой стеклянной герметичной банке. Удалите необходимое количество по мере необходимости.

Источник изображения: Getty Images


Total Wellness теперь на расстоянии одного клика.

Следуйте за нами на

Возможные применения экстракта кожуры граната для борьбы с зеленой плесенью цитрусовых

  • Аззуз, М.А., Л.Б. Bullerman, 1982: Сравнительные антимикотические эффекты выбранных трав, специй, растительных компонентов и коммерческих противогрибковых агентов. J. Food Prot. 45 , 1298–1301.

    Google ученый

  • Барнетт, М.Л., Б. Б. Муситер, 1998: Иллюстрированные роды несовершенных грибов (4-е изд.). APS Press, Сент-Пол, Миннесота, США.

    Google ученый

  • Brown, G.E., C. Davis, M. Chambers, 2000: борьба с зеленой плесенью цитрусовых с помощью Aspire зависит от типа травмы. Послеуборочная биол. Tech. 18 , 57–65.

    Артикул

    Google ученый

  • Коуэн, М.М., 1999: Растительные продукты как противомикробные средства.Clin. Microbiol. Ред. 12 , 564–582.

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • Дроби, С., Р. Порат, Л. Коэн, Б. Вайс, Б. Шапиро, С. Философ-Хадас, С. Мойр, 1999: Подавление гниения зеленой плесени в грейпфруте с применением послеуборочного жасмоната. Варенье. Soc. Hortic. Sci. 124 , 184–188.

    CAS

    Google ученый

  • Хуанг, Ю., Б. Уайлд, С.С. Моррис, 1989: Послеуборочный биологический контроль разложения Penicillium digitatum на цитрусовых с помощью Bacillus pumilus . Анна. Прил. Биол. 120 , 367–372.

    Артикул

    Google ученый

  • Ипполито, А., Ф. Нигро, 2000: Влияние предуборочного применения агентов биологической борьбы на послеуборочные болезни свежих фруктов и овощей. Crop Prot. 19 , 715–723.

    Артикул

    Google ученый

  • Джаяпракаша, Г.К., П.С. Неги, Б. Йена, 2006: Антимикробная активность граната. В: Н.П. Сирам, Р. Шульман, Хебер (ред.): Гранаты: древние корни современной медицины, стр. 167–183. CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, США.

    Google ученый

  • Йонген, В., 2005: Повышение безопасности феш-фруктов и овощей. CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, США.

    Забронировать

    Google ученый

  • Кавана, Дж.А., Р.К.С. Wood, 1967: Роль ран в заражении апельсинов Penicillium digitatum Sacc. Анна. Прил. Биол. 60 , 375–383.

    Артикул

    Google ученый

  • Киффер, Э., М. Мореле, 1997: Les deutéromycètes: Classification et clés d’identification générique. INRA, Париж, Франция.

    Google ученый

  • Ладания, М.С., 2008: Цитрусовые: биология, технология и оценка.Elsevier Academic Press, Амстердам, Нидерланды.

    Google ученый

  • Накви, S.A.M.H., 2004: Болезни фруктов и овощей, диагностика и лечение (Том I). Kluwer Academic Publishers, Нью-Йорк.

    Забронировать

    Google ученый

  • Нараянасами, П., 2006: Послеуборочные патогены и борьба с болезнями. John Wiley & Sons, Хобокен, Нью-Джерси, США.

    Google ученый

  • Nedecor, G.W., W.G. Cochran, 1980: статистические методы, 7-е изд. изд. Издательство государственного университета Айовы, Эймс, Айова, США.

    Google ученый

  • Oh, S.W., P.M. Грей, Р. Х. Догерти, Д. Х. Канг, 2005: Аэрозолизация как новая система доставки дезинфицирующего средства для уменьшения количества патогенов пищевого происхождения. Lett. Прил. Microbiol. 41 , 56–60.

    Артикул
    PubMed

    Google ученый

  • Палоу, Л., J. Usall, J.L. Smilanick, M.J. Aguilar, A. Vinas, 2002: Оценка пищевых добавок и малотоксичных соединений в качестве альтернативных химических веществ для борьбы с Penicillium digitatum и Penicillium italicum на цитрусовых. Управление вредителями. Sci. 58 , 459–466.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • Плаза, П., Дж. Усалл, Р. Торрес, Н. Ламарка, А. Асенсио, А. Винас, 2003: Борьба с зеленой и синей плесенью путем отверждения апельсинов при комнатной температуре и при хранении в холодильнике.Послеуборочная биол. Tech. 28 , 195–198.

    Артикул

    Google ученый

  • Сирам, Н.П., Р.Н. Шульман, Д. Хебер, 2006: Гранаты: древние корни современной медицины. CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, США.

    Google ученый

  • Smilanick, J.L., I.F. Майкл, М.Ф. Мансур, Б. Макки, Д.А. Маргосан, Д. Флорес, К.Ф. Weist, 1997: Улучшенный контроль зеленой плесени цитрусовых с помощью имазалила в теплой воде по сравнению с его использованием в воске.Завод Дис. 81 , 1299–1304.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • Smilanick, J.L., M.F. Мансур, Ф. Мликота Гальбер, W.R. Goodwine, 2006: Эффективность пириметанила в подавлении прорастания Penicillium digitatum и борьбе с зеленой плесенью цитрусовых после сбора урожая. Послеуборочная биол. Tech. 42 , 75–85.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • Смиланик, Дж.Л., Д. Соренсон, 1999: Использование известково-серного раствора для борьбы с послеуборочной плесенью цитрусовых. Заключительный отчет по грантам на борьбу с вредителями, USDA-ARS, Bethesda, MD, США.

    Google ученый

  • Смиланик, Дж. Л., Д. Соренсон, 2001: Контроль за гниением цитрусовых после сбора урожая с помощью полисульфида кальция. Послеуборочная биол. Tech. 21 , 157–168.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • Штайгер, А., П. Треннер, Д. Профе, 1982: Техника аэрогенной дезинфекции в период эксплуатации в крупных животноводческих помещениях. Tagungsbericht 197 , 93–97.

    Google ученый

  • Тайель, А.А., В.Ф. El-Tras, 2009: Противокандидозная активность аэрозоля экстракта кожуры граната в качестве применимого метода дезинфекции. Микозы (в печати) doi: 10.1111 / j.1439–0507.2008. 01681.x.

    Google ученый

  • Зима, г.К., Ф.Дж. Фрэнсис, 1997: Оценка, управление и информирование о пищевых рисках, связанных с химическими веществами. Food Technol. 51 , 85–92.

    Google ученый

  • Зоттола, Е.А., 1994: Прикрепление микробов и образование биопленок: новая проблема для пищевой промышленности. Food Technol. 48 , 107–114.

    Google ученый

  • Метанольный экстракт корки граната увеличивает срок хранения пищевых масел в условиях ускоренного окисления

    Реферат

    Природные антиоксиданты, извлеченные из сельскохозяйственных отходов, привлекают повышенное внимание с точки зрения экономики, устойчивости и здоровья из-за их устойчивости и безопасности пищевые продукты и полезные компоненты.Экстракты кожуры граната ( Punica Granatum L.) содержат натуральные фитохимические вещества с превосходными защитными эффектами, стабилизирующие ряд наиболее распространенных растительных масел, потребляемых во всем мире. Среди пяти различных экстрактов кожуры граната, метанольный экстракт имеет максимальное общее содержание фенолов 18,89%, общее содержание флавоноидов 13,95 мг QE кг -1 и относительную антиоксидантную активность 93% по сравнению с другими экстрактами кожуры граната. Кроме того, анализ ВЭЖХ метанольного экстракта кожуры граната показал максимальное количество фенольных и флавоноидных фракций.Фракции ВЭЖХ показали, что пирогаллол и эллаговая кислоты были наиболее распространенными фенольными соединениями с 453 и 126 мг / кг -1 , соответственно. Что касается фракций флавоноидов, гесперидин и кверцетрин были самыми высокими обнаруженными флавоноидами с примерно 50 и 35 мг кг -1 , соответственно, из фракций флавоноидов ВЭЖХ. Таким образом, метанольный экстракт кожуры граната был выбран в различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 ppm) для эксперимента по стабилизации египетских свежерафинированных пищевых масел (подсолнечное, соевое и кукурузное масла) по сравнению с синтетическим антиоксидантом (трет-бутиловый эфир). гидрохинон TBHQ ‐ 200 ppm) при ускоренном хранении при 70 ° C в течение 10 дней.Результаты эксперимента по ускоренному хранению показали, что метанольный экстракт кожуры граната (в различных концентрациях: 200, 400 и 600 частей на миллион) проявлял более сильную антиоксидантную способность во всех испытанных маслах, а не в отрицательном контроле (без антиоксиданта) и синтетическом антиоксиданте TBHQ-200. В условиях ускоренного окисления метанольный экстракт кожуры граната потенциально может увеличить срок хранения пищевых масел по сравнению с самым мощным синтетическим антиоксидантом (TBHQ-200 ppm).

    Ключевые слова: кукурузное масло, ВЭЖХ, природный антиоксидант, фенольные и флавоноидные фракции, экстракт кожуры граната, соевое масло, подсолнечное масло

    Реферат

    Идея использования сельскохозяйственных отходов для производства мощного антиоксиданта является блестящей, особенно при применении в больших масштабах. Метанольный экстракт кожуры граната обладает способностью увеличивать срок хранения пищевых масел в условиях ускоренного окисления по сравнению с синтетическими антиоксидантами.

    1. ВВЕДЕНИЕ

    Растительные масла, полученные из растительных ресурсов (таких как подсолнечник, соевые бобы и кукуруза), с высоким содержанием полиненасыщенных жирных кислот и настоятельно рекомендуются во всем мире в качестве среды для приготовления пищи для человека, оказывающей множество полезных и питательных эффектов на организм человека ( Derakhshan et al., 2018 ; Mei et al., 2014 ; Mohdaly, Sarhan, Mahmoud, Ramadan, & Smetanska, 2010 ; Mohdaly, Smetanska, Ramadan, Sarhan, & Mahmoud, 2011 ).Процессы жарки и фритюра используются в повседневных делах, таких как еда на вынос и фаст-фуд, которые становятся все более популярными, чем когда-либо прежде. Уникальные сенсорные характеристики жареной пищи очень популярны во всем мире (Bopitiya & Madhujith, 2014 ). Химическая структура жирных кислот и их производных (триглицеридов) нестабильна, особенно при воздействии экстремальных факторов окружающей среды, таких как постоянная высокая температура, воздух и свет. Следовательно, жирные кислоты и их производные подвержены химическому окислению, которое приводит к появлению неприятного запаха и, следовательно, сокращает срок их хранения.Масла подвергаются дальнейшему окислению (прогорклости) из-за химических или экологически несоответствующих условий хранения, что изменяет их органолептические характеристики и отрицательно влияет на срок хранения, а также на их питательные и экономические характеристики (Ibrahium, 2010 ; Mohdaly et al., 2010 ). Следовательно, пищевые качества и экономическая ценность этих прогорклых масел значительно снижаются, что приводит к потенциальным экономическим потерям.

    Сообщалось, что химическая порча (перекисное окисление липидов) пищевых продуктов (в основном жирных / липидных продуктов) является основной причиной порчи пищевых продуктов, приводящей к неудовлетворенности потребителей и экономическому кризису (Ibrahium, 2010 ; Padmaja & Prasad, 2011 ).Параметры окислительной стабильности пищевых масел значительно варьировались от одного масла к другому и могли увеличиваться от нескольких дней до нескольких месяцев, заканчивая образованием прогорклых окислительных первичных и вторичных продуктов (Mohdaly et al., 2010 , 2011 ). Образование первичных и вторичных продуктов окисления (смесей летучих альдегидных соединений) требует регулярного анализа (испытаний на старение) для каждой партии на регулярной основе для оценки достоверности и оценки срока хранения маслянистых продуктов (Mohdaly et al., 2010 ). Konsoula ( 2016 ) сообщил, что для оценки окислительного статуса любого пищевого масла необходимо регулярно контролировать и оценивать четыре различных параметра окисления, такие как пероксидные числа, конъюгированные диены, конъюгированные триены и ρ-анизидиновые значения для каждой партии в целом. шкала (Консоула, , 2016, ).

    Масляные пищевые продукты требуют защитного агента от самоокисления и химической порчи во время их хранения в течение срока годности (Ibrahium, 2010 ).Поэтому добавление антиоксидантных агентов в пищевой промышленности крайне необходимо не только для сохранения желаемого вкуса, цвета и аромата, но также для преодоления проблем стабильности и увеличения срока хранения масел и их производных (Mohdaly et al., 2010 ). С начала двадцатого века синтетические антиоксиданты, такие как бутилированный гидроксианизол (BHA), бутилированный гидрокситолуол (BHT) и трет-бутилгидрохинон (TBHQ), широко используются в коммерческих целях в качестве потенциальных синтетических антиоксидантов в основном для масел из-за высокого содержания в них полиненасыщенные жирные кислоты (Derakhshan et al., 2018 ; Падмаджа и Прасад, 2011 ). Пищевые добавки, такие как синтетические антиоксиданты, были наиболее применимыми и эффективными методами предотвращения окисления, перекисного окисления и автоокисления маслянистых продуктов. Синтетические антиоксиданты обладают способностью стабилизировать характеристики масла, предотвращать прогорклость масла, замедлять порчу масла и увеличивать срок хранения липидов и липидсодержащих продуктов (Konsoula, 2016 ; Mohdaly et al., 2010 , 2011 ; Padmaja И Прасад, 2011 ).Хотя синтетические антиоксиданты обладают значительной способностью в промышленной практике уменьшать ущерб и химическую порчу, вызываемую окислителями (такими как свободные радикалы), предыдущие исследователи подтвердили потенциальные риски для здоровья и негативные последствия длительного коммерческого использования синтетических антиоксидантов (Гигреева, Pandey, & Radhakrishna, 2014 ; Mohdaly et al., 2011 ). Синтетические антиоксиданты могут быть ответственны за образование пероксильных и гидроксильных свободных радикалов и других вторичных токсичных соединений, что может привести к серьезным проблемам со здоровьем человека и может быть связано с канцерогенными, мутагенными эффектами и эффектами старения (Bopitiya & Madhujith, 2014 ; Ibrahium , 2010 ; Mohdaly et al., 2010 , 2011 ; Падмаджа и Прасад, 2011 ).

    Например, TBHQ считался во всем мире самым мощным синтетическим антиоксидантом в течение многих лет; однако недавно он был запрещен во многих развитых странах, таких как Европа, Канада и Япония (Konsoula, 2016 ; Mohdaly et al., 2010 ). По данным Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (https://www.fda.gov/default.htm), BHA также был удален из списка веществ, признанных безопасными (GRAS) более десяти лет (Konsoula, ). 2016 ).Таким образом, идея преодоления нежелательных побочных эффектов и замены синтетических антиоксидантов натуральными антиоксидантами (растительного происхождения) в больших масштабах остается актуальной областью интереса, особенно когда они извлекаются из дешевых, обильных и устойчивых сельскохозяйственных отходов (Bopitiya & Madhujith, 2014 ; Ibrahium, 2010 ; Konsoula, 2016 ). Поскольку природные антиоксиданты стали более предпочтительными, чем синтезированные антиоксиданты, сельскохозяйственные отходы рассматриваются в качестве альтернативного недорогого источника природных антиоксидантов, особенно при их извлечении и коммерческом применении в нефтяной промышленности.

    В настоящее время поиск природных антиоксидантов, извлеченных из обильных, устойчивых, дешевых и экологически чистых ресурсов (включая сельскохозяйственные отходы), стал популярной темой для пищевой промышленности и более предпочтителен потребителями во всем мире, чем использование синтетических токсичных антиоксидантов. (Basiri, 2015 ; Bopitiya & Madhujith, 2014 ; Ibrahium, 2010 ; Padmaja & Prasad, 2011 ). После подтверждения негативных последствий чрезмерного использования синтетических антиоксидантов (в долгосрочной перспективе) непрерывное применение синтетических антиоксидантов становится все более ограниченным во всем мире из-за их токсичности и рисков для здоровья (Ibrahium, 2010 ; Konsoula, 2016 ).

    Пищевая промышленность столкнулась с проблемой, ища натуральные, безопасные, экономичные и эффективные антиоксиданты, полученные из овощей, фруктов, растений и сельскохозяйственных остатков, таких как пшеничные и рисовые отруби, шелуха арахиса и старые чайные листья (Konsoula, 2016 ). Овощи, фрукты и их остатки являются дешевым и богатым источником природных полифенольных и флавоноидных соединений, которые могут играть важную роль не только как антиоксиданты (ингибируя окисление липидов), но и как противомикробные средства, подавляя рост микробов и предотвращая некоторые из них. болезней (Basiri, 2015 ; Hygreeva et al., 2014 ). В процессах переработки фруктов и пищевой промышленности кожура фруктов обычно образуется в больших количествах в течение сезона (как недорогие сельскохозяйственные отходы) и считается многообещающим источником природных антиоксидантов. Природные антиоксиданты могут быть извлечены и эффективно использованы благодаря их двойному эффекту: увеличению срока хранения пищевых масел (за счет предотвращения прогорклости) и предотвращения микробного загрязнения (Bopitiya & Madhujith, 2014 ; Derakhshan et al., 2018 ; Ibrahium, 2010 ).

    Плод граната ( Punica granatum L. Punicaceae ) — один из старейших съедобных фруктов, широко культивируемых во многих тропических и субтропических странах. Он выращивается в странах Дальнего Востока, включая Индию, Китай, Пакистан, Иран, и простирается от всего мира до Ближнего Востока и Европейского континента до Средиземноморского региона (Konsoula, 2016 ). В древних культурах (таких как индийская и египетская) этот фрукт был широко известен как «райский фрукт» из-за его широкого использования в народной медицине (Basiri, 2015 ; Derakhshan et al., 2018 ; Гигреева и др., , 2014, ). Сообщалось, что кожура граната использовалась древними египтянами и индийцами в качестве терапевтического средства с лечебными свойствами против ряда заболеваний, включая кашель, диарею, дизентерию, зубной налет, воспаление, язвы, кровотечение из носа, бесплодие и кишечные глисты (Исмаил, Сестили и Ахтар, 2012 ). Кроме того, экстракт кожуры граната обладает способностью лечить некоторые хронические заболевания из-за его противораковых свойств, таких как рак толстой кишки и простаты, меланогенез (рак кожи), рак груди и язвы желудка.Кроме того, гранатовый сок обладает способностью (как мощное средство) лечить различные проблемы со здоровьем, такие как болезнь Альцгеймера, астма, рак простаты, геморрой, диарея, боль в животе, кашель, чихание, воспаление кожи, геморрой и повышенная кислотность ( Басири, 2015 ; Дерахшан и др., 2018 ; Хигреева и др., 2014 ). Плоды или сок граната считаются хорошим источником многих жизненно важных витаминов, противовоспалительных соединений, природных эстрогенов и основных минералов (Basiri, 2015 ).Кроме того, благодаря превосходной антиоксидантной активности экстракта кожуры граната, он проявил потенциальную активность в качестве защитного средства для сердечно-сосудистой системы, ингибируя образование и накопление пенистых клеток и холестерина в артериях (Basiri, 2015 ; Hygreeva et al., 2014 ).

    Плоды граната можно употреблять в свежем виде или в любых обработанных формах, таких как свежий сок, желе, напитки, джем или вина (Basiri, 2015 ). Плоды граната также можно использовать в качестве натурального ароматизатора или красителя.Сообщалось, что гранатовый сок имеет высокую пищевую ценность благодаря наивысшей антиоксидантной активности по сравнению с широко известными напитками, богатыми антиоксидантами, такими как зеленый чай, фруктовые соки и красное вино (Wang, Pan, Ma, & Атунгулу, 2011 ). Согласно статистике Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) в 2012 году мировое годовое производство плодов граната достигло 1,5 миллиона тонн (Malviya, Jha, & Hettiarachchy, 2014 ).Перерабатывающая промышленность плодов граната привела к образованию большого количества сельскохозяйственных отходов (например, кожуры), которые могут вызвать экологические проблемы при неправильной утилизации и могут привести к дополнительным затратам на сбор, обработку и утилизацию этих сельскохозяйственных отходов ( Mohdaly et al., 2010 ; Padmaja & Prasad, 2011 ; Taha et al., 2016 ). Сообщается, что плод граната состоит из двух съедобных частей (семян и плодов) и двух несъедобных частей (экзокарпий и мезокарпий) (Bopitiya & Madhujith, 2014 ; Derakhshan et al., 2018 ; Консула, 2016 ). Внутренняя и внешняя оболочки плодов граната называются «кожурами», полученными от шелухи и околоплодника, которые составляют примерно 30-60% от общей массы (Malviya et al., 2014 ). Рахнемун, Джамаб, Дахели и Бостан ( 2016 ) сообщили, что примерно 40% плодов граната — это кожура, и эта ценная часть обычно расходуется (Rahnemoon et al., 2016 ). Хотя кожура граната считается сельскохозяйственными отходами, биоактивные соединения концентрируются в кожуре, а не в кожуре, семенах и листьях (Rahnemoon et al., 2016 ). Производные граната являются важным источником фенольных и флавоноидных фракций, которые потенциально способствуют антиоксидантной активности. Таким образом, экстракт кожуры обладает более высокой относительной антиоксидантной активностью, чем семена и мякоть (Wang et al., 2011 ). Было обнаружено, что кожура граната имеет значительно более высокое содержание фенольных и флавоноидных соединений, которые являются мощным источником природных антиоксидантов (Konsoula, 2016 ). Кожура граната — одна из самых полезных частей по сравнению с семенами, листьями и цветами из-за значительного количества биоактивных ингредиентов, таких как полифенольные и флавоноидные соединения, которые можно отнести к антиоксидантному индексу (Konsoula, 2016 ; Malviya et al. al., 2014 ). Это может быть связано с высоким содержанием полифенольных соединений в кожуре (~ 73%) по сравнению с полифенольными соединениями из семян (~ 27%) (Wang et al., 2011 ). Метанольный экстракт кожуры граната показал наивысшую антиоксидантную активность среди полярных и неполярных экстрактов (Toklu et al., 2007 ). Помимо своих антиоксидантных свойств при нанесении на пищевые масла кожура граната также обладает антимикробной активностью, поэтому играет двойную роль (Al-Zoreky, 2009 ; Kanatt, Chander & Sharma, 2010 ; Rahnemoon et al., 2016 ; Росас-Бургос и др., 2017 ).

    Кожура граната может быть более безопасной натуральной добавкой, действующей как потенциальный (двойной) антиоксидант и антимикробный агент, а не с использованием токсичных синтетических антиоксидантов и антимикробных агентов (Ibrahium, 2010 ; Rahnemoon et al., 2016 ; Rosas-Burgos et al. др., 2017 ). Кожура граната потенциально обладает более высоким содержанием полифенолов, а также антибактериальной и противогрибковой активностью, что указывает на ее двойную роль как природного антиоксиданта и противомикробного агента (Ibrahium, 2010 ; Malviya et al., 2014 ; Rahnemoon et al., , 2016, ; Wang et al., 2011 ). Недавно сообщалось, что большое количество дубильных веществ, таких как пуникалагин, обнаруженное в экстрактах кожуры граната, может быть ключевым фактором, ответственным за его антимикробную активность (Ibrahium, 2010 ; Rosas-Burgos et al., 2017 ). Причина может заключаться в том, что большое количество полифенолов и танинов способно денатурировать клеточные мембраны микробов, что приводит к гибели микробов (Ibrahium, 2010 ; Rahnemoon et al., 2016 ).

    Таким образом, основная цель этого исследования заключалась в оценке и оценке замены метанольного экстракта кожуры граната в качестве природного антиоксиданта (при различных уровнях концентрации: 100, 200, 400 и 600 ppm) в условиях ускоренного окисления подсолнечника. соевого и кукурузного масел путем измерения параметров первичного и вторичного окисления в сравнении с широко распространенным синтетическим антиоксидантом TBHQ (200 ppm). В этом исследовании также была предпринята попытка идентифицировать антиоксидантные фенольные и флавоноидные соединения, присутствующие в метанольных экстрактах, с использованием методов высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ).

    3. РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

    3.1. Химический состав порошка кожуры граната

    Традиционный химический состав был проведен для тонкого порошка кожуры граната и приблизительного процентного содержания сырых углеводов (78%), клетчатки (12%), белка (3,5%), золы (3,4%) и липидов. (2,25%) были измерены и рассчитаны на основе сухого веса, показанного в таблице. Химический состав порошка кожуры граната состоял в основном из лигноцеллюлозных углеводов, которые в основном представляли собой структурные углеводы, целлюлозу, гемицеллюлозу и лигнин.

    Таблица 1

    Химический состав порошка кожуры граната (% от сухой массы)

    Компоненты Кожура граната (%)
    Влажность 12,15 (± 0,5275)

    81 900 Эфирный экстракт

    2,20 (± 0,08)
    Сырой белок 3,55 (± 0,06)
    Сырая зола 3,43 (± 0,04)
    Сырая клетчатка 12.04 (± 0,06)
    Неочищенные углеводы 77,64 (± 0,36)

    3.2. Общая фенольная, флавоноидная и антиоксидантная активность различных экстрактов кожуры граната

    Punica granatum L. известен как «гранат» или «райский фрукт» во многих древних культурах, и этот фрукт и его производные (особенно кожура) богаты полезными вторичными метаболитами (фитохимическими веществами) и обладают экономическим, питательным и лечебным потенциалом. преимущества во всем мире благодаря широкому спектру уникальных свойств, таких как антиоксидантные, антибактериальные, антиатеросклеротические, противоаллергические и противовоспалительные свойства (Elfalleh et al., 2012 ; Халил, Хан и Шабир, 2018 ; Падмаджа и Прасад, 2011 ). Эффективность экстракции их фитохимических компонентов (вторичных метаболитов) зависит от некоторых ключевых факторов, таких как часть граната (листья, кожура, семена и цветы), сорта граната, типы растворителей, соотношение растворителей образца : , продолжительность экстракции, давление, и температура экстракции (Ardekani et al., 2011 ). Среди всех частей граната кожура граната показала максимальное содержание полифенолов и флавоноидов, за которыми следуют цветы, листья и семена (Elfalleh et al., 2012 ). Консула ( 2016 ) обнаружил, что экстракты кожуры граната содержат полифенолы примерно в 3-5 раз больше, чем экстракты семян и сока, соответственно (Konsoula, 2016 ). Вот почему в этом исследовании была выбрана кожура граната, а фитохимические компоненты были извлечены с использованием множества различных растворителей. Также известно, что полярность экстрагирующих растворителей играет решающую роль в процессе экстракции и может изменять количество и качество экстрагируемых (макро или микромолекул).Насколько известно автору, не существует мощного растворителя или комбинации различных растворителей (в определенном соотношении), которые имели бы максимальную экстракционную способность для извлечения разнообразного диапазона химических фракций из порошка кожуры граната (Singh et al., 2014 ).

    Здесь пять различных растворителей с разной полярностью были использованы для сравнения эффективности экстракции природных молекул, экстрагированных из порошка кожуры граната (таблица). При одинаковых условиях экстракции количество экстрагированных фракций, общее содержание фенолов, общее содержание флавоноидов и антиоксидантная активность значительно различаются от одного растворителя к другому.В этом исследовании метанольный экстракт, очевидно, содержит больше фракций (35), чем весь эфир (2), этилацетат (1), этанол (9) и вода (10) (таблица). Приблизительно 41% экстрагированного фенольного содержания было обнаружено в метанольном экстракте и около 20% было обнаружено в этанольном экстракте. Та же тенденция, но более выраженная, четко наблюдалась при экстракции общих молекул флавоноидов; один только метанольный экстракт способен извлекать более 52% от общего содержания флавоноидов, а остальные четыре растворителя способны извлекать около 48% от общего содержания флавоноидов (таблица).Следовательно, антиоксидантная активность метанольного экстракта была самой высокой (94%) среди эфира (12%), этилацетата (26%), этанола (74%) и воды (72%). В сравнительном исследовании, направленном на извлечение полифенольных и флавоноидных компонентов из листьев, кожуры и семян граната с использованием воды и метанола, метанольный экстракт корки граната имел более высокое содержание полифенолов (86%) и флавоноидов (52%), чем водный экстракт (54% и 21%, соответственно), затем следуют метанольный экстракт листьев граната и метанольный экстракт семян граната (Elfalleh et al., 2012 ). Текущее исследование, проведенное Консулой ( 2016 ), который экстрагировал биоактивные соединения из кожуры, семян и сока граната с использованием метанола и этанольных растворителей, показало, что метанольный экстракт кожуры граната имеет лучший антиоксидантный индекс, чем этанольный экстракт кожуры граната. Метанольный экстракт кожуры граната имел самый высокий урожай (29%) по сравнению с семенами (20%) и соком (14%). Кроме того, метанольный экстракт кожуры граната имел самое высокое содержание полифенолов (190 мг / г) по сравнению с семенами (70 мг / г) и соком (34 мг / г) и самое высокое количество флавоноидов (21 мг / г) по сравнению с семена (9 мг / г) и сок (4 мг / г) (Konsoula, 2016 ).Именно поэтому здесь была выбрана кожура граната для извлечения максимума фитохимических фенольных и флавоноидных компонентов.

    Таблица 2

    Общее содержание фенолов, общее содержание флавоноидов и антиоксидантная активность различных экстрактов кожуры граната

    экстракт
    Кожура граната % Всего экстрактов / фракций % Общее содержание фенолов Общее содержание флавоноидов (мг QE / кг экстракта) % Антиоксидантная активность
    Эфирный экстракт 2.25 ± 0,09 3,11 ± 0,003 0,39 ± 0,13 11,97 ± 0,64
    Этилацетатный экстракт 1,00 ± 0,09 6,50 ± 1,85 1,86 ± 0,29 26,15 ± 1,17
    9,05 ± 0,34 9,00 ± 0,08 3,44 ± 0,25 74,27 ± 0,49
    Метанольный экстракт 35,40 ± 1,44 18,89 ± 0,11 13.95 ± 0,95 93,97 ± 1,91
    Водный экстракт 10,62 ± 0,23 8,11 ± 0,56 7,4 ± 0,06 72,27 ± 0,76

    Таким образом, наши результаты подтверждаются предыдущими результатами, в которых метанол является наиболее предпочтительным растворителем для экстракции большинство полифенольных и флавоноидных соединений из образцов граната (Elfalleh et al., 2012 ; Konsoula, 2016 ; Padmaja & Prasad, 2011 ).Эффективность растворителей, используемых для экстракции фенольных соединений-антиоксидантов, была следующей: метанол> этанол> вода> этилацетат> эфир. Причина такого порядка может быть связана с растворимостью фенольных и флавоноидных соединений, на которую влияет полярность растворителей. Например, полифенольные соединения полярны и легко растворяются в полярных растворителях, таких как водный метанол, и сталкиваются с трудностями при использовании неполярных растворителей, таких как эфир (Basiri, 2015 ; Khalil et al., 2018 ; Консула, 2016 ). Вот почему неполярные растворители, такие как эфир, этилацетат и хлороформ, всегда показывали самые низкие извлеченные фитохимические фракции (Padmaja & Prasad, 2011 ). Эти результаты согласуются с выводами, подтвержденными предыдущими исследователями (Basiri, 2015 ; Elfalleh et al., 2012 ; Khalil et al., 2018 ; Padmaja & Prasad, 2011 ; Singh, Chidambara Murthy, И Джаяпракаша, 2002 ).

    Хотя предыдущее исследование показало, что гексан и ацетон имеют самую высокую эффективность экстракции для обезжиренных семян граната, метанольный экстракт семян показал самое высокое содержание фенола (28 мг / л) при экстракции гексаном (0,29 мг / л), этилацетатом (0,37 мг). / Л), бутанол (0,57 мг / л), ацетон (3,41 мг / л) и вода (22,61 мг / л) (Basiri, 2015 ). Следовательно, эффективная экстракция полифенольных соединений обычно достигается метанольным или водно-метанольным экстрактом (Basiri, 2015 ; Derakhshan et al., 2018 ; Elfalleh et al., 2012 ; Халил и др., 2018 ; Падмаджа и Прасад, 2011 ; Singh et al., 2002 ). Метанольный экстракт кожуры граната показал наиболее значительную способность улавливать свободные радикалы по сравнению с другими протестированными экстрактами, и это согласуется с предыдущими литературными данными. Таким образом, метанольный экстракт кожуры граната был выбран для определения характеристик ВЭЖХ и дальнейших исследований.

    3.3. Характеристика метанольного экстракта кожуры граната с использованием ВЭЖХ

    Метанольный экстракт кожуры граната дополнительно охарактеризовали с помощью ВЭЖХ на присутствие двух основных фитохимических соединений; полифенольные и флавоноидные фракции, а также все обнаруженные фракции проиллюстрированы в таблице.Как правило, двадцать две полифенольные фракции и двадцать флавоноидных соединений были отдельно обнаружены при фракционировании метанольного экстракта кожуры граната с разным временем удерживания. Что касается фенольных соединений, пирогаллол, эллаговая кислота, ρ-гидроксибензойная кислота, катехол и катехин были наиболее обнаруженными фенольными соединениями с примерно 454, 126, 70, 60 и 33 (мг / кг -1 сухой массы) соответственно (таблица). Помимо этого, гесперидин и кверцетрин были самыми высокими флавоноидными соединениями, наблюдаемыми в метанольном экстракте кожуры граната, с примерно 50 и 35 (мг кг -1 сухой массы), соответственно (таблица).В целом общее содержание фенолов в метанольном экстракте косточек граната относительно высокое и составляет приблизительно 894 мг / г (сумма всех фенольных фракций в таблице) и почти такое же, как 867 мг / г, определенное в другом исследовании (Ibrahium, 2010). ). Концентрация эллаговой кислоты в семь раз (126 мг / г) превышала количество, обнаруженное в этанольном экстракте кожуры граната (18 мг / г) (Ibrahium, 2010 ). Эти качественные анализы общего количества фенольных соединений согласуются с данными Madrigal-Carballo, Rodriguez, Krueger, Dreher, & Reed ( 2009 ), которые обнаружили, что количество общих фенольных соединений варьируется в сортах граната (19 различных типов) и колеблется между 354 и 783 мг / г (Madrigal-Carballo et al., 2009 ).

    Таблица 3

    Фенольные соединения и флавоноидные соединения экстракта кожуры граната (метанольный экстракт), проанализированные с помощью ВЭЖХ

    ,720 9,217 глюко-

    п.86

    Фенольные соединения Фенольные фракции (мг кг -1 ) Флавоноиды соединения

    Флавоноиды соединения 9 мг кг −1 )
    Галловый 25,00 Apig.6-арбиноза 8-галактоза 3,53
    Пирогаллол 453.58 Apig.6-рамноза 8- галактоза 7,19
    4-амино-бензойная кислота 0,84 Нарингин 9,44
    Протокачук 19,87
    Катехеин 32,75 Рутин 2,65
    Хлорогеновый 15,62 Гесперидин 50,47
    Катехол 59.65 Кверцетрин-3-O-глюкоза 1,89
    Кофеин 13,39 Kamp.3,7-дирхамозид 3,23
    P-OH-бензойный 70,17 Ap ‐O ‐ неогесперидозид 3,29
    Кофеик 4,58 Кверцетрин 35,19
    Ванилиновый 8,05 Куигенин-7 ‐ глюкоза 7,875 7,875 Кемп.3- (2-п-кумароил) глюкоза 10,24
    Ферулк 4,92 Кверцетин 2,15
    Изо-ферул 1,17 Акацетинид 7,4
    Rosmarinic 11,73 Нарингенин 0,89
    Ellagic 125,61 Геспиртин 5,23
    Бензойный 6.66 Нео.рутинозид акацетина 1,21
    Альфа-кумариновый 2,68 Раментин 3,51
    3,4,5 ‐ метокси ‐ коричный 1,64 1,64 9209 Ape

    Кумарин 9,12 Кемпферол 1,06
    Салициловый 1,08
    Коричный 25,00

    17

    Эллаговая кислота была обнаружена в различных экстрактах, за исключением водного экстракта, и это было самое высокое обнаруженное фенольное соединение с 34.5 (мкг / мг) при использовании комбинации этанол: эфир: вода (8: 1: 1) (Singh et al., 2014 ). Бопития и Мадхуджит ( 2014 ) пришли к выводу, что присутствие значительных количеств фенольных и флавоноидных соединений (таких как эллаговая и галловая кислоты) объясняется антиоксидантными свойствами экстрактов кожуры граната (Bopitiya & Madhujith, 2014 ).

    Изучение научной литературы относительно корреляции между общим полифенольным профилем из метанольного экстракта кожуры граната и антиоксидантным индексом показало, что состав полифенольных фракций значительно различается (зависит от многих факторов), а комбинация / соотношение полифенолов работает в синергии с замедляют разрушение масла, и каждая фенольная фракция демонстрирует разную термическую стабильность (Konsoula, 2016 ; Madrigal-Carballo et al., 2009 ; Singh et al., 2014 ). Все обнаруженные фитохимические компоненты (функциональные соединения) были факторами антиоксидантной активности метанольного экстракта кожуры граната, и это подтверждает его способность увеличивать срок хранения пищевых масел (подсолнечного, соевого и кукурузного масел) по сравнению с использованием коммерчески синтетических антиоксидантов. (TBHQ ‐ 200 ppm) в условиях ускоренного окисления.

    3.4. Влияние метанольного экстракта на подсолнечное, соевое и кукурузное масла в условиях ускоренного окисления

    Было проведено шесть различных обработок трех различных пищевых масел в условиях ускоренного окисления (при 70 ° C в течение 10 дней) для оценки активности защиты от окисления Метанольный экстракт кожуры граната при различных уровнях концентрации (100, 200, 400 и 600 ppm) по сравнению с отрицательным контролем (без какого-либо антиоксиданта) и положительным контролем (с использованием синтетического TBHQ-200 ppm) (Ibrahium, 2010 ; Mohdaly et al. ., 2010 ). Первичные (т. Е. Пероксидное число) и вторичные (т. Е. Анизидиновое число) продукты окисления измеряли ежедневно (обычно), и каждый уровень концентрации метанольного экстракта кожуры граната сравнивали и оценивали индивидуально по сравнению с положительным и отрицательным контролями.

    3.5. Изменения пероксидного числа подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления

    Пероксидное число является обычной мерой образования первичных продуктов окисления (прогорклости), таких как пероксиды и гидропероксиды, на начальных стадиях окисления масла (Mohdaly и другие., 2010 ). Начальная скорость увеличения значений пероксида была очень медленной, за исключением обработок отрицательного контроля (без антиоксидантов), которая начала увеличиваться быстрее через 5 дней, достигнув 87, 66 и 8 мэкв / кг в подсолнечном, соевом и кукурузном масле соответственно (рисунок). . Значительная разница ( p <0,05) в значениях пероксида наблюдалась между отрицательным контролем и всеми обработками, содержащими метанольные экстракты кожуры граната и синтетические антиоксиданты. В условиях ускоренного окисления (в течение 10 дней) влияние различных антиоксидантов (метанольный экстракт гранатовой кожуры при 100, 200, 400, 600 и TBHQ-200 ppm) было значительным в снижении пероксидных значений во всех маслах по сравнению с отрицательным контролем. .Например, в конце эксперимента по ускоренному окислению (через 10 дней) пероксидное число быстро развивалось и достигло 517, 207 и 12 мэкв / кг в (отрицательных) контролях подсолнечного, соевого и кукурузного масел соответственно. (Фигура ). Высокое количество пероксидных значений в отрицательных контролях указывает на наибольшую интенсивность первичных окислительных продуктов. Значения пероксида были значительно ( p <0,05) снижены до 34, 20 и 6 мэкв / кг в подсолнечном, соевом и кукурузном маслах, соответственно, при использовании метанольного экстракта кожуры граната в концентрации 100 ppm.Эти числа были значительно ( p <0,05) еще больше снизились до 24, 12 и 5 мэкв / кг в подсолнечном, соевом и кукурузном маслах, соответственно, при использовании метанольного экстракта кожуры граната в концентрации 200 ppm. Значения пероксида составляли 25, 14 и 5 мэкв / кг в подсолнечном, соевом и кукурузном маслах, соответственно, при использовании синтетического антиоксиданта TBHQ-200, что очень близко к значению, полученному при использовании метанольного экстракта кожуры граната 200 ppm. Интересно отметить, что при использовании метанольного экстракта кожуры граната в концентрациях 400 и 600 частей на миллион не было значительной разницы между значениями пероксида ( p <.05), чтобы снизить пероксидные числа больше, чем синтетический антиоксидант TBHQ ‐ 200, во всех протестированных маслах (рисунок). Эти числа снизились до 18, 10 и 4 мэкв / кг и до 16, 9 и 3 мэкв / кг в подсолнечном, соевом и кукурузном маслах, когда метанольный экстракт кожуры граната использовался в концентрации 400 и 600 частей на миллион соответственно (рисунок). Как правило, метанольные экстракты кожуры граната (400 и 600 ppm) превосходили TBHQ ‐ 200.

    Изменения пероксидного числа (мэкв / кг) подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления с использованием метанольного экстракта кожуры граната при различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 частей на миллион) по сравнению с отрицательным контролем (без какого-либо антиоксидант) и положительный контроль (с использованием синтетического TBHQ ‐ 200 ppm)

    В другом исследовании, проведенном Konsoula ( 2016 ), метанольный экстракт гранатовой кожуры (1000 ppm) обладал способностью снижать пероксидное число кукурузного масла после 10 дней применения. условия ускоренного окисления с 346 мэкв / кг до 65 мэкв / кг, в то время как синтетический антиоксидант (BHT-200 ppm) смог снизить пероксидное число только примерно до 80 мэкв / кг (Konsoula, 2016 ).Кроме того, было ясно, что метанольный экстракт кожуры граната (1000 ppm) более эффективен в предотвращении образования продуктов первичного окисления в кукурузном масле, чем метанольные экстракты семян граната и сока (Konsoula, 2016 ).

    С другой стороны, значения перекиси значительно ( p <0,05) различались от одного масла к другому после 10 дней ускоренного окисления. Максимальное пероксидное число было зарегистрировано в отрицательном контроле подсолнечного масла с примерно 517 мэкв / кг на 10-й день в условиях ускоренного окисления, в то время как кукурузное масло было самым низким по пероксидному числу (в то же время и в тех же условиях), всего около 12 мэкв / кг. кг (рисунок).Следовательно, образцы подсолнечного масла, кажется, развивают свои пероксидные числа быстрее, чем кукурузное масло в их отрицательных контролях, когда не добавляются антиоксиданты. Сообщалось, что количество пероксидов подсолнечного масла постоянно было выше, чем у кукурузного масла на различных стадиях старения (Huang, Hsieh, Huang, & Chang, , 1981, ). В результате, метанольный экстракт кожуры граната был настоятельно рекомендован для обоих уровней (400 и 600 ppm) вместо использования синтетического антиоксиданта (TBHQ-200) для широкого спектра пищевых масел.

    Изменения пероксидного числа каждого отдельного масла (подсолнечное, соевое и кукурузное) в условиях ускоренного окисления с использованием метанольного экстракта гранатовой кожуры в различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 частей на миллион), отрицательный контроль (без какого-либо антиоксиданта) и положительный контроль (TBHQ ‐ 200 ppm)

    Как правило, антиоксиданты (природные или синтетические) предлагаются не только для задержки самоокисления масел, но также для замедления накопления первичных и вторичных продуктов окисления и, следовательно, для устойчивости к окислению. и срок хранения этих масел значительно улучшился ( p <.05). Для подтверждения результатов определения пероксидных значений трех отдельных пищевых масел при всех различных режимах обработки необходимо контролировать другие параметры окисления (например, значения конъюгированных диенов, конъюгированных триенов и ρ-анизидина) (Mohdaly et al., 2010 ).

    3.6. Изменения конъюгированных диенов подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления

    Изменения содержания конъюгированных диенов были хорошим индикатором для отслеживания окисления липидов в условиях ускоренного окисления по сравнению с пищевыми маслами (подсолнечным, соевым и кукурузным) в условиях ускоренного окисления. наличие и отсутствие экстракта натурального антиоксиданта или синтетического антиоксиданта (Ibrahium, 2010 ; Konsoula, 2016 ).Сообщалось, что производство высокого содержания конъюгированных диенов может быть связано с высоким содержанием полиненасыщенных жирных кислот в пищевых маслах (Konsoula, , 2016, ). Относительное увеличение количества конъюгированных диенов использовалось в качестве параметра для измерения окислительного разрушения масел и указывает на эффективность наилучшего лечения, которое можно было бы использовать в качестве природных антиоксидантов в различных пищевых маслах. В отличие от подсолнечного масла, которое имеет самые высокие значения пероксида (во всех проведенных обработках), соевое масло имело самое высокое содержание конъюгированных диенов, а кукурузное масло — самое низкое (рисунок).Это может быть связано с высоким содержанием линоленовой кислоты в соевом масле, которое подвергается самоокислению (Huang et al., 1981 ). Наибольшее содержание конъюгированных диенов наблюдалось в контроле (без каких-либо антиоксидантов), что указывает на более высокую интенсивность окисления в условиях ускоренного хранения, за которым следовали метанольный экстракт корки граната (100 частей на миллион), синтетический антиоксидант (TBHQ-200 частей на миллион) и метанольный раствор гранатовой корки. экстракт на уровнях 200, 400 и 600 частей на миллион, повышающий стабильность всех пищевых масел.Без добавления каких-либо антиоксидантов (контроль) соевые бобы были наивысшими на 10-й день (примерно 23 ед.), За ними следовали подсолнечное (примерно 17 ед.) И кукурузное масло с самыми низкими (12 ед.). Все обработки с добавлением к пищевым маслам метанольного экстракта кожуры граната, за исключением концентрации 100 ppm, снижали содержание конъюгированных диенов больше, чем синтетический TBHQ-200. Добавление метанольного экстракта кожуры граната на уровне 400 ppm и синтетического TBHQ-200 привело к значительному снижению ( p <.05) в содержании конъюгированных диенов во всех маслах по сравнению с контролями. Например, конъюгированные диены составляли 3,13, 6,0 и 3,44 ед., Когда метанольный экстракт кожуры граната (400 ч. / Млн) добавляли к подсолнечному, соевому и кукурузному маслам соответственно. Однако при добавлении TBHQ-200 содержание конъюгированных диенов составляло 4,26, 7,25 и 5,55 ед. В подсолнечном, соевом и кукурузном масле соответственно (рисунок). Что касается срока хранения и повышения стабильности масел, можно сделать вывод, что метанольный экстракт кожуры граната (на уровне 200, 400 и 600 частей на миллион) достиг улучшений по сравнению с добавлением всех пищевых масел синтетическим TBHQ-200.В результате, метанольный экстракт кожуры граната был настоятельно рекомендован на уровнях (200, 400 и 600 частей на миллион) вместо использования синтетического антиоксиданта (TBHQ-200) для широкого спектра пищевых масел.

    Изменения конъюгированного диена (U; λ 233 нм ) подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления с использованием метанольного экстракта кожуры граната в различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 частей на миллион) по сравнению с отрицательными контроль (без антиоксиданта) и положительный контроль (с использованием синтетического TBHQ ‐ 200 ppm)

    3.7. Изменения конъюгированных триенов подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления

    Содержание конъюгированных триенов использовалось в качестве хорошего индикатора для исследования взаимосвязи между окислением пищевых масел (подсолнечного, соевого и кукурузного) и добавление метанольного экстракта кожуры граната и синтетического антиоксиданта (TBHQ ‐ 200) в качестве защитных агентов (Ibrahium, 2010 ; Konsoula, 2016 ). Относительное увеличение содержания сопряженных диенов и триенов было пропорционально взаимодействию пищевых масел с кислородом (Konsoula, , 2016, ).Сообщалось, что образование высокого содержания сопряженных триенов может быть связано с высоким содержанием дегидратации продуктов сопряженного диенгидропероксида (Konsoula, 2016 ). Первоначальное увеличение наблюдалось в содержании конъюгированных триенов; с течением времени значения начали расти быстрее с каждым днем. Не было большой разницы в содержании сопряженных диенов и триенов. Соевое масло во всех вариантах обработки (включая отрицательный контроль) давало более высокое содержание конъюгированных триенов, чем подсолнечное и кукурузное масла, а кукурузное масло имело наименьшую скорость увеличения за период ускоренного окисления.Некоторые концентрации метанольного экстракта кожуры граната (особенно 400 и 600 частей на миллион) обладали способностью защищать пищевые масла от образования первичных и вторичных продуктов окисления во время эксперимента по ускоренному окислению по сравнению с добавлением синтетического антиоксиданта (TBHQ-200) (рис. ). Без добавления натурального экстракта или синтетических антиоксидантов во время эксперимента по ускоренному окислению обработка отрицательного контроля достигла наивысшего уровня содержания конъюгированных триенов во всех испытанных маслах (рисунок).К концу эксперимента по ускоренному окислению содержание конъюгированных триенов достигло примерно 12, 16 и 10 U в подсолнечном, соевом и кукурузном маслах соответственно (рисунок). Затем добавление синтетического антиоксиданта (TBHQ-200) снизило эти значения примерно до 3, 7 и 4 единиц подсолнечного, соевого и кукурузного масел соответственно (рисунок). Никаких значительных различий ( p <0,05) не наблюдалось между применением синтетического антиоксиданта и метанольного экстракта кожуры граната (на уровнях 200 и 400 ppm) (рисунок).Однако лучший значимый результат ( p <0,05) наблюдался при применении метанольного экстракта кожуры граната (600 ppm) (во всех маслах), поскольку содержание конъюгированных триенов в подсолнечнике снижалось до 1,7, 5 и 2,5 ед. соевое и кукурузное масла соответственно (рисунок). Следовательно, метанольный экстракт кожуры граната на разных уровнях (200 и 400 ppm) может иметь такую ​​же антиоксидантную активность, как TBHQ, или намного лучше при более высокой концентрации (600 ppm) и может использоваться как более безопасный, дешевый и экологически чистый раствор масла. промышленность (рисунок).

    Изменения сопряженного триена (U; λ 268 нм ) подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления с использованием метанольного экстракта кожуры граната в различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 частей на миллион) по сравнению с отрицательными контроль (без антиоксиданта) и положительный контроль (с использованием синтетического TBHQ ‐ 200 ppm)

    3.8. Изменения ρ-анизидинового числа подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления

    Первичные и вторичные продукты окисления отслеживались во время эксперимента по ускоренному окислению трех пищевых масел, чтобы оценить значительную разницу между добавлением метанола из кожуры граната. извлеките (на разных уровнях) и нанесите TBHQ ‐ 200 (рисунок).ρ-анизидин — это хорошо известная колориметрическая реакция, используемая для измерения наличия вторичных продуктов окисления в маслах. По окончании ускоренного окислительного хранения результаты по ρ-анизидину хорошо согласовывались с параметрами первичного окислительного продукта, такими как пероксидное число, содержание сопряженного диена и сопряженного триена (рисунок). По мере увеличения времени ускоренного окисления все контролируемые параметры для первичных и вторичных продуктов окисления увеличивались. Увеличенная скорость может немного отличаться для разных типов масла и типа обработки.Соевое масло во всех вариантах обработки (включая отрицательные контроли) имело наивысшее значение ρ-анизидина, за которым следовали подсолнечное масло и кукурузное масло. Поскольку кукурузное масло показало наименьшее увеличение параметров первичного окисления (пероксидное число, содержание сопряженных диенов и триенов) за время хранения, образование вторичных продуктов окисления (ρ-анизидин) также было самым низким для кукурузного масла (рисунок). Отрицательные контроли показали самое высокое содержание ρ-анизидина с последующим добавлением метанольного экстракта кожуры граната на уровне 100 ppm, TBHQ-200, а затем метанольного экстракта кожуры граната на уровне 200, 400 и 600 ppm.Следовательно, не было значительной разницы между добавлением метанольного экстракта кожуры граната (200 частей на миллион) и синтетического антиоксиданта (200 частей на миллион). Однако добавление метанольного экстракта кожуры граната (600 ppm) показало значительную разницу в образовании ρ-анизидина по сравнению с TBHQ-200 (рисунок).

    Изменения p-анизидинового числа (p-AV) подсолнечного, соевого и кукурузного масел в условиях ускоренного окисления с использованием метанольного экстракта кожуры граната в различных концентрациях (100, 200, 400 и 600 ppm) по сравнению с отрицательным контролем ( без какого-либо антиоксиданта) и положительный контроль (с использованием синтетического TBHQ ‐ 200 ppm)

    Предыдущая работа, проведенная по применению этанольного экстракта корки граната на двух уровнях (400 и 800 ppm) против окисления подсолнечного масла по сравнению с синтетическим антиоксидантом (BHT 200 ppm ) показал повышенную окислительную стабильность подсолнечного масла на уровне 800 частей на миллион (Ibrahium, 2010 ).В другом исследовании экстракт кожуры граната оказался эффективным в замедлении порчи кукурузного масла при применении в концентрации 1000 ppm (Konsoula, , 2016, ). Однако окислительная стабильность экстрактов кожуры граната сильно различалась между экстрактами, и наши зарегистрированные здесь результаты показали хорошую антиоксидантную способность на более низких уровнях 200, 400 и 600 частей на миллион из-за высоких уровней фенольных соединений, экстрагированных наиболее эффективным растворителем-поглотителем. (метанол) среди других экстрактов.Кроме того, Консула ( 2016 ) заметил, что метанольный экстракт кожуры граната, семян, сока (1000 ppm) и синтетический антиоксидант (BHT-200 ppm) обладает способностью снижать значение ρ-анизидина в кукурузном масле на 5,3‐ В 3,3- и 4,3 раза соответственно по сравнению с контролем (без каких-либо антиоксидантов) (Konsoula, , 2016, ). Таким образом, метанольный экстракт кожуры граната проявлял более высокую антиоксидантную активность, чем семена граната, соковые экстракты (1000 ppm) и синтетический антиоксидант (BHT-200 ppm) (Konsoula, 2016 ).Наши результаты в некоторой степени при проверенных нами концентрациях метанольного экстракта кожуры граната (200, 400 и 600 ppm) были многообещающими, чем предыдущие исследования в тех же условиях (Ibrahium, 2010 ; Konsoula, 2016 ).

    Возможное применение наноэмульсий для доставки кожи полифенолов из кожуры граната

    Кожура и семена граната обладают антиоксидантными соединениями, которые могут применяться для защиты кожи от повреждений ультрафиолетовым излучением.Однако светозащитная активность зависит от количества этих соединений, которые достигают жизнеспособных слоев кожи. В этой статье мы описываем проникновение в кожу in vitro и удержание основных полифенолов кожуры граната с использованием диффузионных ячеек Франца после захвата этилацетатной фракции (EAF) из экстракта кожуры Punica granatum в наноэмульсии (NE), приготовленные с маслом косточек граната (PSO ) или триглицеридное масло со средней длиной цепи (MCT). Проникновение через кожу галловой кислоты (GA), эллаговой кислоты (EA) и пуникалагина (PC) через кожу оценивалось с использованием валидированного метода HPLC-DAD.После 8 часов проникновения через кожу все полифенольные соединения в основном задерживались в коже и не попадали в рецепторный отсек. Однако после применения НЭ, нагруженных EAF, было подтверждено увеличение количества удерживаемой галловой кислоты в роговом слое в 2,2 раза по сравнению со свободным EAF. GA и EA были доставлены в жизнеспособный эпидермис и дерму только при нанесении наноэмульсий на кожу. Среднее количество оставшихся GA и EA в EP и DE после применения загруженного EAF PSO-NE составляло 1.78 и 1,36 мкг см -2 и 1,10 и 0,97 мкг см -2 соответственно. Аналогичные значения были получены после применения MCT-NE, нагруженного EAF. Результаты проницаемости кожи подтверждены изображениями конфокальной микроскопии. Эти результаты свидетельствуют о многообещающем применении наноэмульсий для доставки полифенолов граната в более глубокие слои кожи.

    Оставьте комментарий