Пеларгония jean caws: Фарпост — доска объявлений

Содержание

Сорта пеларгонии с фото звездчатого вида, видео, звездчатые пеларгонии

Пеларгония Lotta Lundberg

Цветение махровой пеларгонии Lotta Lundberg нельзя не заметить. Словно светящиеся насыщенного розового оттенка звездчатые цветки собраны в округлые плотные соцветия. Крепкие коричневатой окраски цветоносы и выразительные с темной зоной листья только добавляют декоративности этому сорту.

Кусты компактные, миниатюрные, подходят для содержания в квартире, но не останутся незамеченными и в саду, возле каменистой горки или в вазоне.

Как правильно ухаживать?

Поддерживать высокую влажность воздуха абсолютно не нужно, а опрыскивание и купание под душем может навредить растению.

Во время роста и цветения растение комфортно себя ощущает при температуре + 20 – +25 °C

. Во время покоя (октябрь-февраль) звездчатая пеларгония требует прохладу.

Оптимальным считается температурный режим для зимнего содержания — +12 °C — +15 °C. Но обеспечить это условие в квартире нереально, так что можно следовать следующему правилу: чем теплее в месте содержания пеларгонии, тем больше должно быть света.

Во время активного роста (весна-осень) звездчатая пеларгония нуждается в подкормках. Вносить их не менее 2 раза в месяц. Для подкормки пеларгонии подходят жидкие удобрения

. Вносить составы в слегка увлажненный грунт.

В составе удобрений входят такие компоненты, как азот, калий и фосфор. Для получения обильной зелени необходимо выбирать состав с высоким содержанием азота. А для обильного цветения – с калием и фосфором.

Пеларгония Bronze Butterfly

Еще один эффектный стеллар – это пеларгония Bronze Butterfly, отличающаяся яркими соцветиями из звездчатых цветков лососевого оттенка и декоративных листьев с темной фигурной зоной в центре листовой пластинки.

Звездчатые пеларгонии, включая и этот интересный сорт, не спутать ни с растениями, дающими махровые цветки, ни с розоцветными или тюльпановидными разновидностями. Форма венчика в этом случае наиболее близка гвоздике. Полумахровые цветки состоят из перистых, рассеченных по краю лепестков лососевой окраски.

Наибольший эффект растение произведет при посадке на клумбе в хорошо освещенном месте, тщательном уходе и обрезке.

Описание и особенности выращивания

У звездчатой пеларгонии красивые листья. Цвет может быть различным в зависимости от конкретного сорта. Большинство таких цветков имеет зеленый окрас листвы с более темными участками. Некоторые сорта имеют листья, которые под солнечными лучами переливаются золотистым цветом. Есть также разновидности с трехцветной листвой.

Цветки могут быть махровыми и простыми, а соцветия рыхлыми и плотными. Рыхлые смотрятся очень интересно. Издалека напоминают стайку красивых бабочек.

Поскольку такие растения относятся к группе зональных пеларгоний, они требуют особого ухода. Почва должна быть слабокислой. Допускается уровень кислотности от 6 до 7 pH. В землю нужно добавлять торф и песок. Ее необходимо регулярно удобрять по мере роста цветка. Для этого лучше использовать специальные жидкие удобрения.

Горшки с этим растением размещайте на подоконнике так, чтобы не допустить запаривание корней. Важно, чтобы пеларгония была защищена от перегрева. Если температура окружающей среды низкая, наступили заморозки или часто выпадают осадки, размещать горшки с такими растениями нужно под крышей – в зоне, где температура не ниже 7 °C.

Обрезку звездчатой пеларгонии выполняйте дважды: один раз весной и второй раз летом. Производите обрезку, беря черенки длиной от 7 до 10 см. У них должно быть хотя бы три узла. Обрезайте немного ниже последнего узла. Черенки можно поместить в смесь торфа и песка в пропорции 3:1. Спустя 2 недели или месяц они укоренятся.

Чтобы растение цвело зимой, потребуется обеспечить ему яркое освещение. В жаркую погоду в период цветения убирайте пеларгонию в затененное место во второй половине дня.

Пеларгония Richard Hodgson

Компактные кустики звездчатой зональной пеларгонии Richard Hodgson пользуются любовью многих любителей комнатных растений, при этом сорт, по мнению цветоводов, вобрал лучшие черты и звездчатых и классических растений.

Кустики не требуют кропотливого ухода и формировки, растение самостоятельно дает боковые побеги и поддерживает хорошую форму. Даже без соцветий кусты выглядят привлекательно благодаря характерным для стелларов «лапчатых», с темной контрастной зоной в середине пластинки листьев. Но при появлении цветоносов растение проявляет всю свою прелесть.

Цветки у этого сорта пеларгонии, как на фото, имеют сложную окраску. На белом или розоватом фоне, который к кончикам лепестков становится более насыщенным, хорошо заметны яркие полосы, крапины или весьма обширные участки красного или карминного цвета. При этом, как и у всех стелларов, лепестки Richard Hodgson зазубрены. Венчик очень воздушный, махровый с заметными красными тычинками.

Лучшие сорта

  • Don Chiverton (Дон Чивертон). В период цветения покрывается красивыми цветами с резными лепестками. Цвет ярко-красный или коралловый. На лепестках могут быть бело-розовые высветления. Цветоносы прямые;
  • Little Linda (Линда). Золотолистная разновидность. Цветки махровые, бело-розовые. Отличается узкими удлиненными лепестками. Листва желто-золотистая с довольно широкими участками коричневатого оттенка. Характеризуется частым цветением;
  • Bev Foster Stellar (Бэв Фостер Стеллар). Это миниатюрное растение. Листва у Бев Фостер нарядная. Цвет листьев зеленый с затемненным зональным кольцом. Цветки махровые, крупные, очень яркие. Лепестки имеют насыщенный многогранный окрас: присутствует розовый, малиновый, оранжевый и даже красный оттенки. Сорт компактный. Растет не быстро, но зато не требует особого ухода.

Пеларгония Flecks

Нежная, трепетная пеларгония Flecks – это миниатюрное звездчатое растение, радующее цветовода полумахровыми цветами-звездами теплого розово-лососевого оттенка. Середина цветка высветлена, а к краям фигурно вырезанных лепестков тон становится теплым, насыщенным.

На маленьком, хорошо держащем форму кустике, покрытом мелкими листьями, великолепно смотрятся крупные объемные соцветия. Сорт непривередлив, легко зацветает и долго не сбрасывает цветы.

Пеларгония Gosbrook Robyn Louise

Карликовая пеларгония Gosbrook Robyn Louise – это прекрасный выбор для дома. Небольшие аккуратные кустики этого сорта пеларгонии, как на фото, обильно цветут и могут стать украшением любого подоконника.

Растение не отличается высокими темпами роста, не стремиться разрастаться ввысь, побеги образуют плотную расползающуюся крону. Листья этой разновидности пеларгонии, как и у других стелларов, серьезно отличаются от округлой листвы классических зональных сортов. Но это только добавляет шарма кустам, пока над ними не покажутся махровые розово–сиреневые цветы. Характерная черта венчиков – вогнутые лепестки, напоминающие крошечную лодочку.

Борьба с заболеваниями

Стеллары могут подвергаться различным заболеваниям, возникающим в силу неправильного ухода и воздействию вредителей. Наиболее распространенные болезни:

  • Отек
    – возникает из-за чрезмерного полива. Имеет вид водяных пузырей или подкшек на листьях. Для избавления от отека растение нужно прекратить поливать и следить, чтобы почва не напитывалась лишней влагой из окружающей среды.
  • Оголение стеблей и опадание листьев
    – этот недуг вызван недостаточным количеством света. В этом случае необходимо переставить горшок на самое освещенное место.
  • Серая гниль
    – характерное заболевание для стелларов, вызванное грибковым поражением. Поврежденные листья и побеги необходимо обрезать и спалить, а растение обработать фунгицидом и временно снизить уровень полива.

Вредители – тля, белокрылка и долгоносик могут навредить стелларом. При их появлении цветок обрабатывают инсектицидом.

Пеларгония Elmfield

Миниатюрную пеларгонию Elmfield украшают не только соцветия из некрупных густо-красных с серебристыми крапинами и полосами полумахровых цветков, но и насыщенно зеленая листва с фиолетовыми пятнами на каждом из зубчиков.

Очень необычный внешний вид растения, а способность хорошо ветвиться и не торопиться с вертикальным ростом привлекают к сорту повышенное внимание цветоводов.

Диконы (Deacon)

Сорта, похожие на карликовые, с многочисленными махровыми цветками. В их названиях всегда присутствует слово Deacon, часто в сокращенном виде — D.

Выведены английским священником Стэнли П. Стрингером (1911-1986 гг.) путем скрещивания зональной миниатюрной пеларгонии Orion с пеларгонией плющелистной Blue Peter. Этот межвидовой гибрид стал основой подгруппы Диконов (Deacon — священник; дьякон).

  • Deacon Regalia – довольно старый сорт (1978 г.), имеющий алые махровые цветки в шаровидных соцветиях. Листья с едва заметной зоной.

Пеларгония Kitbridge Vic Caws June Patricia

Карликовая, радующая яркими алыми цветами пеларгония Kitbridge Vic Caws June Patricia – это находка для подоконника. Напоминающие «рождественские звезды» соцветия даже летом не позволят забыть о любимом празднике, а листва, на свету проявляющая все признаки декоративной, порадует и зимой.

При хорошем освещении на листовых пластинках прекрасно видны пятна шоколадного оттенка. Куст легко поддается формировке и обильно цветет.

Пеларгония Rushmoor Golden Ruffles

Как истинная миниатюра, пеларгония Rushmoor Golden Ruffles растет очень медленно, охотно дает боковые побеги и обильно цветет.

Сорт по праву можно отнести в пестролистным, поскольку мелкие золотистые листья пеларгонии на солнце проявляют темную оранжево-коричневую зону. Соцветия составляют нежные розово–лососевые звездчатые цветки с вытянутыми разрезными лепестками. Окраска венчика неоднородна. К центру и по краям причудливо изогнутых лепестков оттенок теряет интенсивность. В центре цветка заметны яркие оранжевые тычинки.

Сорт идеален для домашнего выращивания и легко разместится на квартирном подоконнике.

Пеларгония Starstorm

Пеларгония Starstorm с обилием крапчатых махровых цветов – это находка для цветоводов, не располагающим свободным местом для цветочных горшков, но желающих получить столь необычное растение. Кустики этого сорта очень небольшие, прекрасно ветвящиеся и неприхотливые.

Цветение этой пеларгонии можно назвать рекордным. Белоснежные, с алыми пятнами и полосами цветы чередуются с почти полностью красными венчиками, что только придает кустикам дополнительный шарм.

Пеларгония Vancouver Centennial

Необычная пестролистная пеларгония Vancouver Centennial не похожа ни на одно из описанных растений. Кто-то из цветоводов считает ее основным достоинством изящные соцветия-зонтики с алыми крошечными цветами в форме гвоздик. А кому-то больше по душе яркие бордово-фиолетовые листья с зеленой каймой по краю пластинки и вдоль жилок. Цветение обильное долгое, а листва, так и вовсе, круглогодично радует глаз.

Пеларгония формирует аккуратные кусты, не требующие долгой формировки и на солнце проявляющие все свои достоинства в полную силу. Сорт пригоден и для домашнего выращивания, и для высадки в саду, например, в качестве окантовки дорожек. Ярких пятен между камнями или на фоне декоративных кустарников и хвойных.

Знакомьтесь — сорта звездчатых пеларгоний с фото и описанием

Последняя машина в этом сезоне выходит из питомника 4 сентября. Ожидаемая дата прихода машины в Москву 18 сентября.

Просим Вас ознакомиться со списком сортов,которые будут отгружены и проверить свои заказы на наличие сортов,а также заранее написать в личном кабинете замены.

Предзаказные цены на растения перерассчету не подлежат!

Посмотреть фото сортов,которые будут отгружены, Вы можете в каталоге,раздел пеларгонии-скоро в продаже.

На весну предзаказ на пеларгонию откроется с 1 октября,предзаказ откроется по трем питомникам.

Селекционер: Storey UK. c1982

Пеларгония Lotta Lundberg

Цветение махровой пеларгонии Lotta Lundberg нельзя не заметить. Словно светящиеся насыщенного розового оттенка звездчатые цветки собраны в округлые плотные соцветия. Крепкие коричневатой окраски цветоносы и выразительные с темной зоной листья только добавляют декоративности этому сорту.

Кусты компактные, миниатюрные, подходят для содержания в квартире, но не останутся незамеченными и в саду, возле каменистой горки или в вазоне.

Как ухаживать за таким цветком

  • Освещение. Оно должно быть ярким, но рассеянным (притеняйте цветок хотя бы в жаркий летний полдень). Если растение будет расти в тени, оно некрасиво вытянется, «разыскивая» свет, к тому же, может сбросить бутоны, а то и вовсе откажется их завязывать.
  • Температура. Королевская герань любит тепло. На закрытом балконе ее держать можно, а выносить на открытый или в сад — нет, так как цветок очень чувствителен к сквознякам.
  • Полив. Как только верх грунта подсохнет (летом), вливайте в горшок много воды. Хотя пеларгония не погибнет, если немного «подсохнет», но полив любит частый.
  • Опрыскивания. Если воздух сухой, цветок лучше орошать из пульверизатора. Но так, чтобы после этого на листики не попало солнце, иначе дело закончится ожогом (капельки росы опасно преломляют свет, увеличивая его интенсивность). Так что опрыскивайте любимицу с вечера. Если в жару не опрыскивать цветок, на листьях может завестись тля и другие вредители, вывести которых сложно.
  • Обрезания. Как и с петуний, с пеларгонии нужно все время срезать засохшие листики, а также вялые цветы.
  • Питание. Это — необходимость, если вы ожидаете «шапочного» цветения своей сортовой красоты. Вам подойдет минеральное комплексное удобрение для декоративно цветущих вазонов. Вносите его весной и летом.

Пеларгония Bronze Butterfly

Еще один эффектный стеллар – это пеларгония Bronze Butterfly, отличающаяся яркими соцветиями из звездчатых цветков лососевого оттенка и декоративных листьев с темной фигурной зоной в центре листовой пластинки.

Звездчатые пеларгонии, включая и этот интересный сорт, не спутать ни с растениями, дающими махровые цветки, ни с розоцветными или тюльпановидными разновидностями. Форма венчика в этом случае наиболее близка гвоздике. Полумахровые цветки состоят из перистых, рассеченных по краю лепестков лососевой окраски.

Наибольший эффект растение произведет при посадке на клумбе в хорошо освещенном месте, тщательном уходе и обрезке.

Герани в рокарии

Так как герани пришли в наши сады из разных мест обитания: из предгорий и даже гор, с лугов, из-под полога леса, — то и место в саду определяем им в соответствии с их нуждами и требованиями. И первое, что рассмотрим более подробно, будет альпийская горка, рокарий, альпинарий, — называйте, как хотите.

Несколько видов герани происходит из южных предгорий — Пиренеев, Балкан и Кавказа. Вот им-то и место в альпинарии. Это, прежде всего, сорта г. пепельной — Laurence Flatman , ‘Heather’, Purple Pillow и другие. Особо меня впечатляет Purple Pillow . Да и название, переводимое с английского как «пурпурная подушка», говорит само за себя.

Пеларгония Richard Hodgson

Компактные кустики звездчатой зональной пеларгонии Richard Hodgson пользуются любовью многих любителей комнатных растений, при этом сорт, по мнению цветоводов, вобрал лучшие черты и звездчатых и классических растений.

Кустики не требуют кропотливого ухода и формировки, растение самостоятельно дает боковые побеги и поддерживает хорошую форму. Даже без соцветий кусты выглядят привлекательно благодаря характерным для стелларов «лапчатых», с темной контрастной зоной в середине пластинки листьев. Но при появлении цветоносов растение проявляет всю свою прелесть.

Цветки у этого сорта пеларгонии, как на фото, имеют сложную окраску. На белом или розоватом фоне, который к кончикам лепестков становится более насыщенным, хорошо заметны яркие полосы, крапины или весьма обширные участки красного или карминного цвета. При этом, как и у всех стелларов, лепестки Richard Hodgson зазубрены. Венчик очень воздушный, махровый с заметными красными тычинками.

Пеларгония Flecks

Нежная, трепетная пеларгония Flecks – это миниатюрное звездчатое растение, радующее цветовода полумахровыми цветами-звездами теплого розово-лососевого оттенка. Середина цветка высветлена, а к краям фигурно вырезанных лепестков тон становится теплым, насыщенным.

На маленьком, хорошо держащем форму кустике, покрытом мелкими листьями, великолепно смотрятся крупные объемные соцветия. Сорт непривередлив, легко зацветает и долго не сбрасывает цветы.

Цветущий дом

Добрый день всем заглянувшим на мои странички.

Желаю всем красивого цветочного сезона .

Мой балкон открыл свои двери для летнего проживания пеларгоний, заняты все полочки,подоконники и цветочные подставки. Надеюсь пеларгонии порадуют меня своей красотой ,а я в свою очередь вас фотографиями и своими заметками.

PAC Viva Maria

.Цветки крупные, розовые с малиновыми каплями на каждом лепестке….живет в этом году на цветочной подставке,там где легкие скользящие лучи солнца,на жарком окне ее нежные цветы долго не сохраняют свежесть,а тут видно что ее место ,уже неделю распускает свое нежное соцветие….и хорошеет с каждым днем.

Bold Cherub

понравился сразу ,компактен,желает цвести и цветы приятного густого розового тона с чуть светлым глазком в центре, не мелкие. Растет довольно медленно .

Jupiter.

Изумительно красивые трехцветные листья и хотелось бы чтобы нрав у этой пеларгонии был тоже изумительный…но это хотелось бы.Куст растет очень медленно,в черенках не щедр и укореняются они трудно,наверное поэтому сорт не слишком распространен.С весны до осени очень красив,осенью листву почти не теряет ,а вот яркость красок листа зимой светлеет значительно. У меня мало пестролистных пеларгоний и капризы десяти сортов я могу вынести.Возможно у меня просто отношение к этим сортам такое…чуть прохладное. но все же сорт сейчас украшение окна!

Пеларгония Gosbrook Robyn Louise

Карликовая пеларгония Gosbrook Robyn Louise – это прекрасный выбор для дома. Небольшие аккуратные кустики этого сорта пеларгонии, как на фото, обильно цветут и могут стать украшением любого подоконника.

Растение не отличается высокими темпами роста, не стремиться разрастаться ввысь, побеги образуют плотную расползающуюся крону. Листья этой разновидности пеларгонии, как и у других стелларов, серьезно отличаются от округлой листвы классических зональных сортов. Но это только добавляет шарма кустам, пока над ними не покажутся махровые розово–сиреневые цветы. Характерная черта венчиков – вогнутые лепестки, напоминающие крошечную лодочку.

Пеларгония Hulverstone

В ряду карликовых пеларгоний со звездчатыми цветами нельзя не заметить сорт Hulverstone. Мало того, что пеларгония Hulverstone не требовательна к уходу, практически самостоятельно формирует компактную крону, сорт выделяется яркой, почти желтой, светлой листвой, заставляющей растение буквально светиться на подоконнике.

Соцветия это пеларгонии очень пушистые, похожие на бело–розовые помпоны. Отдельные цветки – махровые, с более бледным центром и яркими, морковно-лососевыми фигурными лепестками.

Пеларгония Elmfield

Миниатюрную пеларгонию Elmfield украшают не только соцветия из некрупных густо-красных с серебристыми крапинами и полосами полумахровых цветков, но и насыщенно зеленая листва с фиолетовыми пятнами на каждом из зубчиков.

Очень необычный внешний вид растения, а способность хорошо ветвиться и не торопиться с вертикальным ростом привлекают к сорту повышенное внимание цветоводов.

Описание

Apple Blossom в переводе на русский язык означает «яблоневый цвет». Благодаря искусным селекционерам на радость любителям этих цветов в мире появились не только розовые пеларгонии, напоминающие живописное цветение весенних садов, но и множество других сортов протрясающей красоты.

  • Пеларгония Fischers Appleblossom. Это великолепный розебудный розоцветный сорт пеларгонии. Нежно-розовые соцветия с персиковой или красной окантовкой собраны в пышные гроздья на упругих коротких цветоносах. Цветет обильно с мая по август.
  • «Фишер» хорошо ветвится, имеет плотные крупные стебли, достаточно компактный. Размножается вегетативно, боковыми побегами с пятью листочками. Любит свет и тепло.

Пеларгония Kitbridge Vic Caws June Patricia

Карликовая, радующая яркими алыми цветами пеларгония Kitbridge Vic Caws June Patricia – это находка для подоконника. Напоминающие «рождественские звезды» соцветия даже летом не позволят забыть о любимом празднике, а листва, на свету проявляющая все признаки декоративной, порадует и зимой.

При хорошем освещении на листовых пластинках прекрасно видны пятна шоколадного оттенка. Куст легко поддается формировке и обильно цветет.

Пеларгония Rushmoor Golden Ruffles

Как истинная миниатюра, пеларгония Rushmoor Golden Ruffles растет очень медленно, охотно дает боковые побеги и обильно цветет.

Сорт по праву можно отнести в пестролистным, поскольку мелкие золотистые листья пеларгонии на солнце проявляют темную оранжево-коричневую зону. Соцветия составляют нежные розово–лососевые звездчатые цветки с вытянутыми разрезными лепестками. Окраска венчика неоднородна. К центру и по краям причудливо изогнутых лепестков оттенок теряет интенсивность. В центре цветка заметны яркие оранжевые тычинки.

Сорт идеален для домашнего выращивания и легко разместится на квартирном подоконнике.

Самые обворожительные современные гибриды гейхеры

Сегодня выведено множество межвидовых гибридов гейхер. Их селекция велась по двум направлениям: декоративность листьев и обильное цветение.

Берри Мармелэйд (Berry Marmalade)

Быстрорастущий раскидистый куст Берри Мармелэйд привлекателен гофрированными глянцевыми листьями темно-пурпурной окраски с едва заметными серебристыми пятнами. А в начале лета на длинных цветоносах появляются цветки нежно-розового цвета.

Дельта Даун (Delta Dawn)

Большие круглые листья этой гейхеры весной и осенью – терракотовые с лимонно-желтой каймой, а летом «переодеваются» в золотисто-оранжевый «наряд», сквозь который виднеются красные прожилки. А еще с июня по август на растении распускаются белые цветочки.

Паприка (Paprika)

Окраска этих крупных волнистых листьев поражает! В самом начале весны они ярко-лососевые, а со временем постепенно становятся вишнево-коралловыми. Поздней осенью некоторые листочки могут приобретать и вовсе насыщенно-винный оттенок. На таком ярком фоне эффектно смотрятся светлые (почти белые) прожилки.

С мая по июнь на цветоносах высотой около 30 см появляются белые цветочки, которые привлекают в сад бабочек.

Ред Лайтнин (Red Lightning)

Создается впечатление, что эти «мохнатые» золотисто-желтые листья с красными «венами» поразила молния. Их окраска не меняется на протяжении всего года, при этом они не тускнеют и не выгорают. А летом у этой эффектной гейхеры распускаются белые цветочки.

Сильвер Селебрейшн (Silver Celebration)

С лицевой стороны зеленые и пурпурные листья словно покрыты серым налетом, а с обратной стороны они пурпурные. Поэтому, благодаря курчавости, создается впечатление, что листья украшены бордово-фиолетовой каймой. Кроме того, летом белые цветки делают гейхеру Сильвер Селебрейшн еще более привлекательной.

Пеларгония Starstorm

Пеларгония Starstorm с обилием крапчатых махровых цветов – это находка для цветоводов, не располагающим свободным местом для цветочных горшков, но желающих получить столь необычное растение. Кустики этого сорта очень небольшие, прекрасно ветвящиеся и неприхотливые.

Цветение этой пеларгонии можно назвать рекордным. Белоснежные, с алыми пятнами и полосами цветы чередуются с почти полностью красными венчиками, что только придает кустикам дополнительный шарм.

Пеларгония Vancouver Centennial

Необычная пестролистная пеларгония Vancouver Centennial не похожа ни на одно из описанных растений. Кто-то из цветоводов считает ее основным достоинством изящные соцветия-зонтики с алыми крошечными цветами в форме гвоздик. А кому-то больше по душе яркие бордово-фиолетовые листья с зеленой каймой по краю пластинки и вдоль жилок. Цветение обильное долгое, а листва, так и вовсе, круглогодично радует глаз.

Пеларгония формирует аккуратные кусты, не требующие долгой формировки и на солнце проявляющие все свои достоинства в полную силу. Сорт пригоден и для домашнего выращивания, и для высадки в саду, например, в качестве окантовки дорожек. Ярких пятен между камнями или на фоне декоративных кустарников и хвойных.

Самые обворожительные современные гибриды гейхеры

Сегодня выведено множество межвидовых гибридов гейхер. Их селекция велась по двум направлениям: декоративность листьев и обильное цветение.

Берри Мармелэйд (Berry Marmalade)

Быстрорастущий раскидистый куст Берри Мармелэйд привлекателен гофрированными глянцевыми листьями темно-пурпурной окраски с едва заметными серебристыми пятнами. А в начале лета на длинных цветоносах появляются цветки нежно-розового цвета.

Дельта Даун (Delta Dawn)

Большие круглые листья этой гейхеры весной и осенью – терракотовые с лимонно-желтой каймой, а летом «переодеваются» в золотисто-оранжевый «наряд», сквозь который виднеются красные прожилки. А еще с июня по август на растении распускаются белые цветочки.

Паприка (Paprika)

Окраска этих крупных волнистых листьев поражает! В самом начале весны они ярко-лососевые, а со временем постепенно становятся вишнево-коралловыми. Поздней осенью некоторые листочки могут приобретать и вовсе насыщенно-винный оттенок. На таком ярком фоне эффектно смотрятся светлые (почти белые) прожилки.

С мая по июнь на цветоносах высотой около 30 см появляются белые цветочки, которые привлекают в сад бабочек.

Ред Лайтнин (Red Lightning)

Создается впечатление, что эти «мохнатые» золотисто-желтые листья с красными «венами» поразила молния. Их окраска не меняется на протяжении всего года, при этом они не тускнеют и не выгорают. А летом у этой эффектной гейхеры распускаются белые цветочки.

Сильвер Селебрейшн (Silver Celebration)

С лицевой стороны зеленые и пурпурные листья словно покрыты серым налетом, а с обратной стороны они пурпурные. Поэтому, благодаря курчавости, создается впечатление, что листья украшены бордово-фиолетовой каймой. Кроме того, летом белые цветки делают гейхеру Сильвер Селебрейшн еще более привлекательной.

Pelargoni (Pelakuu, Pielikki), Pelargonium, osa 2, SULJETTU, -> osa 3

  • Этусиву
  • »
  • Хуонекасвит
  • »
  • Asiaa lajeittain
  • »
  • ладжейттен П – Ö
  • »
  • Pelargoni (Pelakuu, Pielikki), Pelargonium, osa 2, SULJETTU, -> osa 3

Джадэцу

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Виестия: 13,0 км,
Кейннит: 36,0K

Mun Attar of Roses on ihme kyllä ​​vielä hengissä Sain pistokkaan alakasyksystä ja aattelin ettei siitä eläjää tuu, mut tulipas

Рованиеми-Вёхике VI

Вастаа

Тыккаа
0

Сату-71

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вьестия: 3,6 км,
Кейннит: 2,7K

Minä kävin eilen kastelemassa pelargonit autotallissa ja aika hyvin näyttävät jaksavan. Olohuoneessa olevista olen muutamat joutunut heittämään pois. Kaisa ja toinen Augusta pistokkaista heitti henkensä joulun alla ja myös Jean Caws ja joitan tuoksupelargoneja on kuollut. Harmittaa että Аттар из роз ei selvinnyt tästä talvesta. Viime talven meni miten hyvin vaan. Ihanaa kuitenkin kun Hillevi on todella terhakka olohuoneen ikkunalla Ihan hyvä että vähän väheni heikot pistokkaat, saapa hankkia taas uusia maaliskuussa Sutarvelta

Raasepori vyöhyke 1b

Вастаа

Тыккаа
0

тархалейди

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вестья: 735,
Кейннит: 142

Voi Voi. Nyt alko talvikuukausien pudotuspeli. Aiemmin kuukahti Kaisa-pistokas ja nyt kääpiö Венди читала. Ihanaiseni purppura Västanbyn näyttää huonolta (se onkin pistokas, kun emokasviin tuli black leg).

Onneksi jotkut jaksaa hyvännäköisinä.

Tulis jo pian valoisampaa!

Вастаа

Тыккаа
0

рая

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вьестия: 5,3 км,
Кейннит: 17,0K

Juu, kyllä ​​ovat, enkä ees raskinu nuppuja napsia pois kun halusin «ihan välttämättä» nähä kukkia, tosi pirteen sähäkkä väri. Киитос !!

-jos mieles tyhjenöö, elä unneuta katkasta iäntä-

Siikajoki (V)

Вастаа

Тыккаа
0

Нуу

Рюмя: Valvojat
Виестия: 18,0K,
Кейннит: 59,0K

Каппы, hyvin ovat lähteneet kasvuun. Hieno juttu, mietinkin tuota just yks päivä kun autotallissa lurautin vettä sille talvehtimassa olevalle alkuperäiselle.

IITTI / III ASIOILLA ON TAIPUMUS Järjestyä

0000.

Вастаа

Тыккаа
0

рая

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вьестия: 5,3 км,
Кейннит: 17,0K

Nuulle terveisia huhuilevat nämä pienokaiset.

шт. Ханкалинилла Кива Саци.

-jos mieles tyhjenöö, elä unneuta katkasta iäntä-

Siikajoki (V)

Вастаа

Тыккаа
0

Сарпанева

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вестья: 242,
Кейннит: 84

Minun viileässä huoneessa,ilman lisävaloa olevat pelargoniat ovat paremmassa kunnossa kuin toisessa huoneessa,lisävalon alla olevat. Kukkia ei kyllä ​​missään ole.

Вастаа

Тыккаа
0

Ханкалин

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вьестия: 2,7 км,
Кейннит: 4,3K

Tämmösset Sävarit kylvin tänään. Айка монесса луки

yksivuotinen. Питаакё ускоа? Paras oli kumminkin tää, jonka luin moneen kertaan, että

övervintras inte . Vasta tästä kuvasta näin että siinä lukeekin inne!

Tää pitäis siirtää.

— Весилахти, Пирканмаа

Вастаа

Тыккаа
0

Маарианкелло

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вьестия: 2,3 км,
Кейннит: 5,2K

Ei se mitään haittaa, vaikka ne lehdet niistä pikkuhiljaa kuolee. Pääasia, että juuret ja varsi pysyy elossa. Kyllä niihin keväällä kasvaa uusia lehtiä.

Mä olen kastellut tosi vähän, muutaman viikon välein annan vettä. Sisällä olevat pistokkaat saavat useammin. Он мулла муутама куоллут, мутта туосса маарасса се эй оле куин парин просентин луоккаа, йотен эй айнакаан виеля сййта хуолеен.

Вёгике 1б

Вастаа

Тыккаа
0

Хельмиполлё

Рюмя: Aktiivi jäsenet
Вестья: 342,
Кейннит: 1,2K

Mullakin on kato käynyt lampuista huolimatta. Alkusyksyn pistokkaat ovat hyvässä kunnossa, kaikki muu ränsistyy. En tieä kastelenko liikaa vai liian vähän, ne vain lakastuvat lakastumistaan.. Yksi parhaiten voivista on Pink Dolly Vardon, vaikka vieressä olevat tekevät kuolemaa. Täytyy vielä toivoa, että muissakin edes juuret pysyisivät kunnossa vaikka varsi on lyhyt tappi напрасно.

Niin että kateellisena katselen teidän ihania kukkivia!

Вастаа

Тыккаа
0

Стихи о герани — Hello Poetry

— Элизабет Робинс Пеннелл

«O mes cheres Mille et Une Nuits!» — Фантазия.

Жил-был маленький мальчик: мастер-маг
Благодаря Книге
Магии — о, так волшебно, что она наполнила
Его жизнь фантастической пышностью
Процессия! И Пауэрс
Прошел с ним там, где он прошел. И Престолы
И Доминации, украшенные глефами, перьями и кольчугами,
Толпы на перекрёстных улицах,
Дворцы беспорядочные с игровыми полями,
Купола, монастыри, подземелья, пещеры, шатры, аркады,
Невидимого, безмолвного Города, в его душе
Павильоны ревниво и спрятались
Как в сумраке, глубоком,
Зеленая тишина какого-то заколдованного болота. —

Я закрыл глаза. . . И вот!
Мерцание ****** воспоминаний, что плывут
На лике тьмы пять
И тридцать мертвых лет глубиной,
Шалость в девичьих вышивках
И юбки и дурацкие туфли на ремешках
И широкополый леггорн, он ходит
Равнина в тени церкви
(Святой Михаил:  в чьем наглом призыве
К комендантскому часу были сокрушены его первые вопли гнева),
Успокоенный при всей его спешке
Быть на дом; и, устроившись в его руке,
Все еще побуждая к тишине и одиночеству,
Обшитый трезвой серостью,
С маленькими, квадратными, волнующими разрезами
Вставьте на вершине двухколонной, тесной,
Квакерской печати, Книгу! . . .
Что, кроме этого благословенного краткого
Из того, что является галантным и лучшим
Во всех полных библиотеках романов?
Книга рухов,
Сандаловое дерево, слоновая кость, тюрбаны, амбра,
Пирожные с кремом, обезьяны с надписями и календари,
И упыри, и джинны — о, такие огромные
Они могли бы перелететь через высокую башню Минстера
Руки вниз, как школьники пост берут!
Воистину, Книга Камаральзамана,
Шемсельнихар и Синдбад, Шехерезада
Бесподобный, Бедреддин, Бадроулбадур,
Каир, Серендиб и Кандагар,
И Каспий, и тусклый, ужасный громад—
Ледяные ребра, посещенные демонами, островные в заклинаниях и бурях —
О Кафе! . . . Тот центр чудес,
Единственные, бесподобные Арабские ночи!

Старые друзья У меня было-много-добрых и мрачных
Фамильяры, приятели причудливые
И гоблин! Никогда не было леса, но жило
Несколько уйм изящных щеголей. Нет ручейка
Но был его монастырь
Из зеленоволосых, серебристых духов,
В каюту в его гротах, и шаг
Его лилийные маргенты. Каждый одинокий склон холма
может открыться в Стране Эльфов. Каждый стебель
Тот, что вился вокруг бобовой палки, был породы
той живой лестницы, по чьим тонким ступеням
ты поднялся за облака и нашел
дом на ферме, где
наелся людоед и, сонный, в своем большом дубовом кресле,
Среди лафетов и олова у костра
Позвал свою волшебную арфу. И в него влетел,
И, взгромоздившись на кухонный стол, пел
Веселый и ликующий, со звуком
О тех веселых, златогласных мадригалах
Застенчивый дрозд в середине 9 мая0038 Флейты из влажных садов, омытые торжествующей зарей;
Или черные дрозды буйствовали, когда они все еще слушали,
В лесах старого мира, увлеченных старой весной,
Для собственного свиста Пана, дикого, богатого и распутного,
И издевались над ним зов за зовом!

Я не мог пройти
Полдвери, за которой сидел сапожник
Не рисуй мне иссохшего лепрекона,
В прямоугольном вырезе, выцветшем красном и туфлях с пряжками,
Склонившись за работой в изгороди, и знаю
Как он постучал своим акцентом и дернулся
Воск кончается туда-сюда, и с запястьями
И с локтями. В плодородных июньских полях,
Где спелый клевер привлек пчел,
И высокие квакеры дрожали, и Западный ветер
Прохлаждался полуотпуском
Рядом со мной, валяющимся и бездельничавшим в своем собственном,
«Было приятно следовать за Младший сын Миллера
На своем белом коне по лиственным улочкам;
Ибо в стремени цеплялся и бежал,
Не цинично и трапециевидно, как скакал
От стены к стене над шпалерами,
Но в самых смелых вершинах
Этот рыночный город, город вершин, мог показать:
Смелый, тонкий, предприимчивый, свой хвост
Знамя, развевающееся в пренебрежении и прошлое
И будущее, тот усатый
Мастер удач, ****-в-сапогах!
Или чулан Синей Бороды, с его наполнением
Крюками для мяса, опилками, кровью,
И женами, которые висели, как свежеодетые трупы—
Странные, почти мясные, часть
Волшебный чертог смутно виден
И смутно фигурировал — темными днями
И ветреными ночами посещал лучших.
Тогда и шкура копыт
Из ревущей тьмы рассказала
О Херне-охотнике в рогатом шлеме
Скачающем, как с депешами из Ямы,
Между своими адскими гончими.
И Рип Ван Винкль. . . часто я притаился, чтобы услышать,
За длинной, низкой бревенчатой, смоляной стеной,
Бормотание и грохот троллинговых чаш
Вниз по тощей доске, прежде чем они затрепетали булавками;
Ибо, слушая, я мог бы помочь ему играть
В его замечательную игру,
В этих синих, гулких холмах, с Моряками
Освежившись из бочонков, не выдержанных в этом нашем мире.

Но что это было так близко,
Так соседские фантазии к заклинанию, которое принесло
Бег в пещеру Али-Бабы
Просто для поговорки «Сезам, откройся»,
С золотом в меру, шаг за шагом,
Круглый, коричневый деревянные табуретки
Ты одолжил у торговца? . . . Или однажды
Сделал тебя другом Аладдина в школе,
Свободен от сада драгоценностей, кольца и лампы
В идеальном состоянии? . . . Или Дамы, прекрасные
За все шрамы, заживающие на их белом *******
Пошли трудиться под каким-то ужасным указом,
Который заставил их бичевать и горько плакать в то время,
Странные псы, которые плакали, когда они,
До никогда не было Черной ***** из всех
Твоих компаньонов, но могло бы уйти
Заклинания, жалко движимые преступлениями
Совершенные в гордыне женственности и желания . . .
Или на призрачных высотах ночи,
В то время как вы лежали в недоумении и холоде,
Ваш разум был страшно очищен; и вскоре
Королева Лаба, гнусная и дорогая,
Поднялась с твоей стороны, открыла Ящик Судьбы,
Рассыпала желтый порошок (который я видел
Как сера в Доках насыпью),
И пробормотала некоторые слова, которых ты не мог расслышать ;
И вот! живой поток,
Ручей, в котором вы купались, с его сорняками и флагами
И кресс-салат, блестел и пел
Из камина над наготой,
Прекрасно вымытый и приличный, пол вашей спальни! . . .

Я был — сколько раз!—
Тот Второй Календарь, Сын Короля,
Кому ’twas страстно предписано,
Остановившись у одной таинственной двери,
Чтобы не подглядывать ближе, но довольствоваться душой
С его добрые сорок. И все же я не мог успокоиться
За праздность и неуправляемую Судьбу.
И Черный Конь, питавшийся кунжутом
(Чудотворное слово!),
Спиной ко мне сподобился, и фургоны раскинул,
И паря, паря на
С воздуха на воздух, мчался к земле
Легкий, как жаворонок из летних облаков,
И, вытряхнув меня из седла, где я растянулся
Хлестнул меня своим хвостом,
И оставил меня слепым, несчастным, обезумевшим
(Каким я был на деле,
Когда приходили врачи и делались гнусные дела
На мои бедные измученные глаза
Ланцетами; или злая кислота жалила
И сжимала их, как горячий песок,
И отчаянно из комнаты в комнату
Шарить я должен свой темный, безутешный путь) ,
Как добраться до Багдада. Но там
Я встретился с Веселыми Дамами. О вы трое —
Сафие, Амин, Зобейда — когда мое сердце
Забудет, вы все будете забыты!
И вот мы поужинали, мы и остальные,
На вине и жареном ягненке, розовой воде, финиках,
Миндаль, фисташки, цитроны. И Гарун
Смеялся из своей барской бороды
Над Джафаром и Месруром (Я знал Троих
По всем их моссульским привычкам). А снаружи
Тигр, струящийся быстро
Как Северн изгиб за изгибом, мерцал и сиял
Изломанными и колеблющимися формами незнакомых звезд;
Широкая синяя ночь
Шумела плюмажами пери
И кожаными крыльями джиннов; слова силы
Шептались; и старые рыбаки,
Забрасывая свои сети с молитвой, могут вытащить на берег
Мертвая прелесть:                                                                                                                                                                                       это чудо в чешуе. и огражденный,
В дурном действии под могучим характером
Начертан печатью Царя Соломона. . .

Затем, когда Книга была застеклена
В Жизни, как в причудливом старинном зеркале,
Сбивающие с толку углы, так бы и Жизнь
Вспышка света вернулась на Книгу; и оба
были изменены. Когда-то в сгнившем доме
Из лучших дней, укрывая заблудшее зрелище
(Из всех его рассказов о сухой гнили
Были заполнены ужасными визитерами в воске,
Бесчеловечный, тихий, ужасный с Нарисованными глазами),
Я бродил; и ни одна живая душа
Не была ближе кассы; а я смотрел
На них смотрят… смотрят. Пока, наконец,
Три комплекта стропил с улицы,
Я забрел в заплесневелую комнату, кишащую крысами,
С двумя танцорами, ужасными и непристойными,
Охраняющими дверь:  и там, в спальне,
За забором из выцветших малиновых шнуров,
С видом излишеств
И убогости и обесчещенного уединения
То, что заставляло тосковать и бояться смотреть,
Женщина с ее пометом Детей — все убиты,
Все в своих ночных рубашках, все с нарисованными глазами
Глядя — все еще глядя; так что я повернулся и побежал
Что касается моей шеи, но на улице
Перевел дыхание. Тот же, казалось,
И все же не все тот же, Я должен был найти,
Как я шел вверх! Ибо потом,
Когда я ходил в одиночестве —
Целый день один — по длинным, строгим, безмолвным улицам,
Где я мог протянуть руку и взять
Что бы я ни хотел: реалистично, пугающе — ибо Гнев
Поразил их; но они смотрели,
Это ее дынями и инжиром, что его кольцами
И цепями и часами, с отвратительным взглядом,
Нарисованными глазами невыносимыми,
Теперь о тех ужасных образах; и я
Преследовал мои самые любимые поиски,
В восторге от нового и восхитительного страха.
Так наступила ночь — без фонарщика;
И через Дворец Короля
Я шарил среди эха, и я чувствовал
Что они были там,
Страшно там, Раскрашенные вытаращенные Очи,
Зал за залом . . . Пока вот! издалека
Голос! А через некоторое время
Горят две свечи! И Голос,
Услышанный в чудесном Слове Божьем, был — чей?
Чья, а не Зобеида,
Дама моего сердца, такая же, как я
Истинно верующая, и такая же, как я
Изгой за тысячи лье за ​​чертой! . . .

Или, плывя к островам
Халедан, Я подсмотрел один вечер
Черное пятно на закате; и он вырос
Стремительно. . . и вырос. Рвав бороды,
Моряки плакали и молились; но могильный корабль,
Глубокий, нагруженный пряностями и жемчугом, сошел с ума,
Длинный румпель вырвал из руки рулевого,
И, повернувшись бортом,
Как железное железо, понесся и ******
Ближе, ближе пока что;
И, весь залитый, ужасными кренящимися прыжками
Бросился на то Предзнаменование, отбрасывая теперь тень
То, что поглотило море и небо; а потом,
Якоря и гвозди и болты
С криком вылетели из нее, и с лязгом на лязг,
Шум пятидесяти стити, пойманный по бокам
Магнитной горы; и она лежала,
Разбитая вязанка дров, рассыпанная по частям
О водах; и ее экипаж
Пронесся с визгом один за другим; и мне осталось
Утонуть. Всю долгую ночь я плавал;
Но утром, О, улыбающийся берег
Финиковый хохлатый, луговой,
Окутанный зыбучими песками! И большая волна
Выбросила меня на берег; и я был спасен живым.
Итак, возблагодарив Бога, я высушил одежду,
И, отправившись в глубь страны, в пустынное место
Я наткнулся на железное кольцо—
Парень пятидесяти, встроенный в Набережные:
Когда, почуяв люк,
Я копал, копал; пока мое самое большое лезвие
не застряло в дереве. А потом,
Пролет гладкой, легко падающей лестницы,
Утонул в голой скале! Прохладный, чистый свод,
Такой аккуратный с нишей на нише, что мог бы быть
Наш пивной погреб, если бы не ряды
Медных урн (как чудовищные аптечные банки)
Полных до широких, приземистых глоток
Золотой пылью, но топ
Слой продуктов, похожих на маринованные грецкие орехи
Я знал, что это оливки! И далеко, О, далеко,
Принцесса Китая томилась! Далеко
Был брак, с визирем и вождем
О евнухах и привилегии
Выходить ночью
Играть — нетронутая, величественная, безопасная—
Где старая, коричневая, приветливая река
Словно берег Тигра для берега! Быть может, вурдалак
Сидел на кладбище под испуганной луной,
Бедренная кость в кулаке и смотрел
На ужин с Дамой: та, что взяла
Ее рис пинцетом по зернышку.
Или вы можете споткнуться — там у железных ворот
Бюветной — под липами —
На Бедреддина в рубашке и панталонах,
Как только гражданский джинн уложил его.
Или те окна с красными занавесками,
Откуда ручной корнет тенорировал его гортанно
Из пивных горшков, плевательниц и новых длинных трубок,
Может превратить караван-сарая, где
Вы нашли Нуреддина Али, высоко пьяного,
И этого прекрасного перса, залитая слезами,
Ты бы не отдал
За все алмазы Опасной Долины
У тебя был тот темный и заброшенный день
Сбежал на когтях рухов,
Переоделся Синдбадом — но в рождественской говядине!
И все блаженство, пока
Школьный ранец на бедре
Был такой букет драгоценных камней, что должен поразить
Седоусых парней, привлеченных
Из-за Каспия:  да, Главные Ювелиры
Татарии и базаров,
Бурлящего трафика , огромного инд.—

Так плакала, так звала вслух детское сердце
Волшебный Восток: так детские глаза
Рассказала волшебное послание светом
Трезвых, будничных часов
Они видели, неделя за неделей, проходят, и все же проход
В сонном Минстер-Сити, свернутый вид
В руке древнего Северна,
Среди ее заливных лугов и ее доков,
Чье плавающее население кораблей—
Галиоты и люггеры, бригантины с легкими каблуками,
Блафф барки и грабли- ад до и после — принес
К ее порогам и герани
Ароматы края света; призывы
Это нельзя отрицать, чтобы подняться и ехать
Как огонь на каком-то высоком поручении гонки;
Неотразимые призывы
За дружбу, что звучат
Неуклонно из непреодолимого моря.
Так смеялся и шептался Восток, и сказка,
Рассказывавшая себя заново
Жизнью, трудом,
Красками пользовалась, в одежде носила
Жизни, которая жила и трудилась; и Романтика,
Ангел-игрок, льющийся дождем
Его золотые влияния
На все, что я видел, все, о чем я мечтал и что делал,
Шел со мной рука об руку,
Или оставил меня, как человека, увенчанного соломинками
И осколками стекла, чтобы радуй сердце мое
Имевший дар искать и чувствовать и находить
Его пламенное присутствие повсюду.
Даже такая дорогая Геспер, приносящая все блага,
Посылает те же серебряные росы
Счастья вниз по ее тусклым, радостным небесам
На какой-то бедной шахтерской деревушке—(курган на кургане
Просеянного убожества; здесь закопченный стебель
Угрюмо курит над рядом
Плосколицых лачуг; черный в песчаном воздухе
Сеть рельсов, колес и балок; со струнами
Мчащихся, опрокидывающихся трамваев) —
Как на любовных соловьях
И розах Шираза, или стен и башен
Самарканда — Невыразимого — откуда ты видишь
Великолепие боевых копий Гинистана,
Подобно перечисленные молнии.

Оставьте комментарий